Шрифт: Arial Times
Размер: A A A
Интервал: AA AA AA
Цвета: Ц Ц Ц Ц Ц

15 октября 2019, вторник

Версия сайта для слабовидящих Основная
версия сайта

Меню

Будущее начинается сегодня

25 декабря губернатор Нижегородской области Глеб Никитин представил утвержденную Стратегию социально-экономического развития региона как основополагающий документ на следующие годы. Стратегические цели и задачи развития региона определены до 2035 года. Подводя итоги года уходящего, мы попытались оценить, какие изменения в экономике региона, произошедшие в этом году, можно отнести к прорывным, позволяющим обеспечить рост на будущее. С этого вопроса мы начали наше интервью с вице-губернатором Нижегородской области Евгением ЛЮЛИНЫМ.

— Евгений Борисович, какие значимые на перспективу события вы бы отметили?

— Много было значимых событий в этом году, в том числе основополагающих, которые повлияют на последующие годы. Прежде всего, речь о подготовке целевых региональных программ в самых различных сферах, которые вошли в 12 национальных проектов. Они разработаны на несколько лет, до 2024 года, предусматривают серьезное, многомиллиардное финансирование и помогут решить ключевые вопросы развития региональной экономики, например, в сфере промышленности и предпринимательства. Нижегородская область очень активно включилась в эту работу, она была на личном контроле губернатора. По всей вероятности, мы войдем в тройку регионов-лидеров по объемам финансирования в рамках реализации национальных программ.

К особенно важным начинаниям я бы отнес внедрение подходов бережливого производства в рамках проекта «Эффективная губерния» — не только в работе промышленных предприятий, но и сразу в нескольких ключевых сферах. К программе сначала было недоверие, но сейчас формируется другое отношение. Президентом поставлена задача повысить производительность труда на 20% за четыре года. У нас на предприятиях-участниках проекта получилось увеличить этот показатель в разы. В региональной программе пока участвуют 18 промышленных производств, но к проекту постоянно подключаются и другие предприятия. И то, что в Нижегородской области программа реализуется еще и в сферах государственного и муниципального управления, образования, здравоохранения, социальной защиты, сельского хозяйства — тоже имеет большое значение.

Посудите сами: нельзя изменить к лучшему работу промышленности, если ничего не менять в госуправлении — ведь предприятия постоянно взаимодействуют с органами власти, оформляют документы, если не повысить качество обслуживания в больницах и поликлиниках, где лечатся сотрудники тех же предприятий вместе со своими семьями, и так далее. Это тесно связанные сферы жизни.

Внедряется другая система организации работы, и она дает видимый результат — будь то производство, где увеличивается объем выпускаемой продукции, или, к примеру, МФЦ, где сокращается время приема с часа до 10 минут. Конечно, подобные изменения произошли еще далеко не во всех социальных учреждениях, но первые успешные примеры уже есть, их уже хорошо оценили нижегородцы.

Из вещей, которые повлияют на наше будущее, я бы назвал сотрудничество с Российским экспортным центром, который сейчас является проводником самых передовых подходов к господдержке экспортеров. Мы договорились, что РЭЦ возьмет несколько десятков наших предприятий и проведет их на новые внешние рынки. Таким образом, мы отработаем технологии выращивания новых экспортно ориентированных производств, которые станут образцом для других регионов России.

В этом году мы заключили специальный инвестконтракт с ГАЗом — это тоже важно для автомобилестроения: 21 млрд инвестиций, 1800 современных рабочих мест, новые продукты… Это и крупнейшее соглашение с Лукойлом почти на 70 млрд рублей инвестиций — по сути, в регионе построят новое производство, и Нижегородский НПЗ станет одним из самых современных не только в России, но и в Европе. Это новый уровень переработки, позволяющий увеличить выход светлых нефтяных продуктов более чем на 10% и сократить выпуск мазута.

— Еще бы бензин стал подешевле…

— Ну, это продукт, цены на который формирует мировой рынок. И у нас он не самый дорогой, согласитесь. Вообще я думаю, что в ближайшем будущем большинство будет передвигаться на электромобилях. Вероятно, это случится уже лет через пять-шесть. Технологии не стоят на месте.

— Если вернуться к «Эффективной губернии», бережливые технологии — это не новая история, для Японии это реальность прошлого века. И у нас в начале 2000-х была мода, но… не прижилась.

— Действительно, с середины прошлого века известно о бережливом производстве. Но это не просто технологии, это — изменение сознания людей. В Японии, где эта система зародилась во время кризиса, сработало. У нас, кроме ГАЗа, никто не довел эту систему до ума. Да и на ГАЗе ее внедряли тяжело, на энтузиазме директора Баранцева, обучали людей, переучивали, и только лет через пять увидели результат. Сейчас у наших предприятий есть возможность не повторять их ошибки. У нас есть Росатом, который сейчас уже наработал огромный опыт в области внедрения бережливых технологий в производство, став проводником внедрения этой системы. Да, возможности ограничены, но и не нужно пытаться вовлечь всех ради достижения формальных количественных показателей. Главное сейчас — не превратить нужную, полезную инициативу в формалистику.

— Предприятий в регионе много, а в проекте 18. Это неготовность директоров менять сознание, или в эту программу трудно войти?

— Во-первых, как я сказал, у нас ограничены ресурсы: сотрудников центра компетенций, которые на практике учат внедрению бережливых технологий, не так много. Очевидно, что в следующем году нужно расширять центр компетенций. Цель губернатором поставлена — за три года около двухсот предприятий должно войти в проект «Эффективная губерния» и организовать свою работу, основываясь на этих принципах.

Мы, конечно, берем на себя большую нагрузку. Более того, и муниципалитеты, и министерства участвуют в этой программе. Это нелегко, это требует комплексных подходов, и сознание чиновников тоже меняется с трудом… Но когда я вижу глаза людей, которые уже внедрили проект, как увлеченно они рассказывают о том, что получилось — это уже другое сознание, принципиально иные подходы. Это большая, сложная, но очень благодарная работа. Посмотрите, каким стал ГАЗ. Они начали внедрять бережливое производство в начале 2000-х, и сегодня это европейское предприятие — не хуже, чем в Японии. И посмотрите на «Узолу», которая вошла в проект всего год назад, и за это время там в 12,5 раза увеличили производство продукции! Я искренне верю, что программа действительно поможет изменить к лучшему облик и промышленности, и социальной сферы, и госуслуг. И это очень важно.

— Надо использовать возможности. И кстати, о возможностях. Вот вы сказали о том, что область войдет во все 12 национальных проектов. Это оттого, что у нас так много проблем? Или сейчас другой подход, и помогают не проблемным, а тем, кто готов развиваться?

— Деньги всегда ограничены. И, конечно, эффективно их внедрять туда, где для этого подготовлена почва, существует программа развития, понимание. Была проведена огромная работа, чтобы нам войти в федеральные нацпроекты. Повторюсь, если бы губернатор лично не занимался этим, требуя пошагового отчета от каждого министерства, каждого ведомства, то не было бы такого результата. Да, важно уметь работать с федеральными структурами. Скажем, по сотрудничеству с РЭЦ — на наши предприятия будут направлены средства на развитие экспортного потенциала, и чтобы этого добиться, надо было показать, что мы готовы выпускать новые продукты, востребованные на международном рынке. Потому что РЭЦ тоже должен продемонстрировать эффективность своей работы, и ему выгодно работать с теми регионами, с теми предприятиями, у которых этот потенциал есть. У Нижегородской области этот потенциал, безусловно, есть.

— Если оценивать инвестиционный климат налоговыми поступлениями, то вроде бы он у региона неплохой — поступление налогов растет. Но это, скорее, за счет крупных предприятий. Или малое и среднее предпринимательство тоже почувствовало «потепление» и пошло в рост?

— Инвестиционный климат неправильно мерить только рейтингами АСИ. Я считаю, что инвестиционный климат у нас неплохой, и уж точно не на 70-м месте. Тут вопрос в методиках оценки. Это не значит, что нет у нас проблем — это и подключение к сетям, и выделение земли, и работа федеральных структур, и тарифы на энергоносители… Но и сейчас данные АСИ показывают, что предпринимательство в нашем регионе динамично развивается — растет и число субъектов МСП, и их вклад в ВРП.

Да, так исторически сложилось, что у нас сильная промышленность, и это грех не использовать. Крупные предприятия действительно вносят серьезный вклад в экономику региона. Но это не означает, что нам не нужно создавать условия для развития малого и среднего бизнеса.

На днях Нижегородская область защитила региональные проекты по поддержке предпринимательства в Минэкономразвития РФ. Регион от Федерации получит 2,5 млрд руб. в рамках нацпроекта по развитию МСП в 2019—2024 годах.

Хочу подчеркнуть, что для Нижегородской области это самый большой объем федерального финансирования господдержки малого и среднего бизнеса за последние годы. Для сравнения, только в 2019 году на эти цели из бюджета будет выделено в 4,5 раза больше средств, чем в 2017 году. Программа рассчитана на несколько лет, а значит, есть возможность заранее планировать господдержку, выполнять комплексные программы развития.

Кроме того, в планах на 2019 год — крупные инвестпроекты. Например, это строительство новых свиноводческих комплексов и тепличного комплекса на 17 га для выращивания овощей на Бору, завод по переработке технической конопли в Пильнинском районе — кстати, абсолютно экспортный продукт.

— А чем в личном плане поразил 2018 год?

— Конечно, чемпионат мира по футболу, я же — болельщик! Я принимал участие в других чемпионатах мира в других странах, и ЧМ-2018 со спортивной точки зрения — выдающийся чемпионат. Меня не может не радовать как россиянина, что проведенный у нас чемпионат для огромного количества людей в мире изменил представление о России. Многие открыли для себя другую, не похожую на привычную информационную картинку Россию. И то, что Нижний Новгород был отмечен наряду с Москвой за достойную организацию проведения ЧМ — это предмет гордости.

— Евгений Борисович, 25 лет назад вышел в свет первый номер газеты «Курс Н» — на волне приватизации нужна была соответствующая информация. Вы помните, каким был этот год, и как бы оценили произошедшие за четверть века изменения в стране?

— Россия в 1993-м и 2018-м — это две разные страны. Я в 1993-м работал на авиационном заводе «Сокол» и создавал внешнеэкономическую службу, которых не было ни в Нижнем, нигде по стране, учиться было не у кого… Время было интересное и творческое, мы делали первые шаги на внешний рынок. Впервые показали нашу технику на авиационном салоне в Лебурже. Мы были другой страной, в которой уже не осталось того хорошего, что было в советское время, и еще не было ничего хорошего, что появилось позже. И речь, конечно, не о сотовых телефонах… Тогда я практически не интересовался политикой, но видел, как рушили экономику. Тем, кто сумел сохранить производства, таким директорам, как Лузянин, Жарков, Тятинькин, Видяев, Пугин и многим другим, памятники надо ставить. Не было бы этих людей, не пришлось бы нам сегодня гордиться нижегородской промышленностью. Мы ведь потеряли много, сегодня не все помнят, что там, где сейчас торговые центры и жилые районы, были заводские корпуса…

— Но посыл-то был верный?

— В общем-то, да, но исполнение подкачало. Страну реально предавали. Мы еще не все знаем про 90-е. Одно дело приватизация объектов торговли и быта, но приватизация заводов, производящих военную технику… Россия вполне могла бы стать сырьевым придатком. Спустя четверть века это другая страна, другой уровень жизни, другие запросы. Но работы еще предстоит много.

— Спасибо за интервью.

Беседовала Наталия Миронова «Курс Н»

Дата публикации

28 декабря 2018, 12:30

Персоны

Люлин Евгений Борисович

Источник

Курс Н

Поделиться в соцсетях