Шрифт: Arial Times
Размер: A A A
Интервал: AA AA AA
Цвета: Ц Ц Ц Ц Ц

18 июля 2018, среда

Версия сайта для слабовидящих Основная
версия сайта

Меню

Максим Тевс: «В Нижегородской области нет нефти. Это помогает диверсифицировать экономику»

Весной в Нижегородской области заработала Корпорация развития региона, которую возглавил Максим Тевс. В интервью DK.RU он рассказал о том, какой он видит идеальную модель работы с инвесторами.

По мнению Максима Тевса, структура ВРП Нижегородской области схожа с моделью России. Но, к счастью, здесь нет нефти и голландской болезни, свойственной сырьевой модели экономики. Поэтому Нижегородская область успешно занимается развитием всех отраслей промышленности — и металлургии, и химии, и нефтехимии, и машиностроения, и высоких технологий, — считает Максим Тевс.

С нефтью тоже было бы неплохо…

— Что же в этом хорошего?! Регионы, сидящие на нефтяной игле, в основном потребляют продукты других субъектов, и сами при этом развиваются только в узкоспециализированном направлении. Поэтому я считаю, что области в этом плане очень повезло.

Вы — не нижегородец и никогда здесь не работали. Как вы в целом оцениваете развитие региона? Какие сильные и слабые стороны можете отметить?

— Нижегородская область находится на пересечении коридоров Север-Ю" и Запад-Восток. Это просто дарованное местоположение, которое нужно активно использовать. Более того, в регионе есть отличный кадровый потенциал во всех отраслях. Огромное количество ресурсных центров, высшее и среднее образование очень качественное. Для любого инвестора — это мечта: прийти в регион, который находится на пересечении торговых путей, где есть кадры, готовые реализовывать задачу, где есть покупательский спрос у населения, ведь в радиусе 500 км проживают 43 млн человек, стоимость ведения бизнеса сопоставима с соседями, а законодательная база позволяет получать льготы и субсидии. Инвестору, в принципе, уже этого достаточно для того, чтобы принять решение. В области есть все необходимые условия для успеха.

Вы перечислили плюсы, а какие минусы?

— Энергетика. Здесь стоимость электроэнергии достаточно высока по сравнению с другими субъектами ПФО. Это огромный минус. Но при этом, сравнивая стоимость ресурсов с другими областями, мы видим и наши преимущества.

Почему так происходит?

— В этом вопросе надо серьезно разбираться, анализировать каждый случай. Регион сам по себе является энергодефицитным для развития промышленности, что уже рождает ограничения.

Конечно, можно привлечь кого угодно, но когда мы говорим: «Давайте мы вас сюда приземлим», а потом начинаем смотреть, откуда потянем водопровод, газ, электричество, то понимаем, что стоимость подведения коммуникаций под этот участок крайне высока и просто обрушивает экономику всего проекта. Такие вещи очень сильно влияют на решение инвестора о реализации своего проекта в субъекте. Следующий аспект: в регионе отсутствует готовая площадка под размещение инвесторов — индустриальный парк, особая экономическая зона. Это большая проблема, но в течение года, плюс-минус, ее можно решить.

Мы сейчас прорабатываем концепцию работы с гринфилдами (зелеными площадками) в чистом поле и с существующими браунфилдами (коричневыми): как лучше всего привлекать инвестора, «приземлять» его, где — затраты и прибыль региона, где — инвестора. Это требует времени, но это решаемо.

Например, есть интересное место Дзержинск-Восточный, как потенциальная зеленая площадка. Там сейчас чистое поле. Но при этом есть газ, рядом проходит магистральная линия газа, водопровод, в перспективе появится линия ВСМ, есть железная дорога и точки присоединения к ней. Правее от территории будет находиться ГРС «Горбатовка», М7 со съездами на трассу. Этот участок очень интересен с точки зрения развития. Этим проектом имеет смысл заниматься.

У нас есть определенные концепции, наработки. Если мы привлекаем туда игроков, будем там делать либо ТОСЭР (Территория опережающего социально-экономического развития), либо особую экономическую зону.

В чем вообще заключается суть работы Корпорации?

— Создание нового проекта — процесс крайне трудоемкий. Разработать план, подобрать участок, оформить документы, получить согласования в различных инстанциях… Все это — серьезные затраты сил, времени и денег.

Очень важно, чтобы эти процедуры не создавали дополнительных затруднений, чтобы все необходимые документы и заключения инвестор получал без лишних проволочек и в установленные сроки. Одна из задач Корпорации — реализовать во взаимодействии с инвесторами комплексный подход, который позволит снизить издержки инвестора при создании предприятия, не только материальные, но и временные.

Речь идет о принципе «одного окна». Инвестор может прийти к нам с описанием своего бизнес-плана. Мы проведем его экспертизу, если нужно, совместно проработаем бизнес-план, проведем необходимые расчеты, подберем варианты площадок для размещения. Мы избавляем инвестора от похода по ведомствам и необходимости многократно проводить самопрезентации. Мы знаем, куда какие бумаги необходимо предоставить, и берем на себя всю работу по сопровождению клиента, оформлению всех необходимых документов и выдаем ему готовый результат.

Таким образом, Корпорация сосредоточится на вопросах обеспечения инвестору максимально благоприятных условий для успешной реализации проекта и дальнейшего ведения бизнеса.

А что вы можете сказать про региональную законодательную базу по работе с инвесторами?

—Кто бы что ни говорил, но в регионе она одна из лучших в России. Я специально этот вопрос изучал и сравнивал. Я сравнил Московскую область, Калугу, Татарстан. Да, у нас где-то по-другому выстроены процессы. Кстати, законодательная база — один из важнейших критериев для инвестора по принятию решения.

Перед тем как занять должность в Корпорации, я изучил, как работают корпорации/агентства в других регионах, и сделал для себя некий вывод по эволюционности. Есть разные варианты. Например, когда инвестора привлекают и просто «приземляют» на место, а дальше он сам работает. Или, когда привлекают, «приземляют», оказывают содействие в найме персонала, управляют территорией и т. д. Но есть вариант, когда орган, отвечающий за развитие территории, обеспечивает еще и продвижение продукции не только у себя в регионе, но и по всей России. Для меня пока это максимальная эволюционная модель, к которой нужно стремиться.

То есть вы хотите, чтобы у нас было именно так?

— Только так.

А Корпорация только ждет прихода инвесторов или сама ищет их тоже? В каких отраслях вы видите наибольший потенциал?

— Инвесторов много не бывает. Потенциал территории огромный. Даже если представить, что мы разовьем какую-то отрасль до такого состояния, что она станет глобального уровня, мы все равно будем искать инвесторов — для других отраслей. Все равно мы будем развиваться, все равно мы будем продвигать потенциал области, привлекать инвесторов как федерального, так и международного уровня, и делать все, чтобы помочь существующим резидентам развиться до следующего уровня.

Если говорить об отраслях, то необходимо выделить высокотехнологичные отрасли с максимально привлекательными условиями для инвесторов с точки зрения их (инвесторов) конкурентоспособности, а именно наличия компетенций и технологических заделов, доступа к ключевым поставщикам, доступа к ключевым ресурсам, наличия кадрового состава и исследовательского потенциала. Это такие направления, как тонкий химический синтез, фармацевтика, радиология и ядерная медицина, судостроение. Необходимо последовательно работать над тем, чтобы область стала конкурентоспособной и вошла в топ-3 регионов именно по этим направлениям.

Каким своим результатом вы были бы довольны? Как вы будете оценивать свою работу: по количеству инвестиций, привлеченных инвесторов… Чтобы к концу года сказали: «Мы молодцы!» Или наоборот — недоработали.

— Если честно, я всегда скажу, что недоработали, что чуть-чуть не докрутили. Будучи представителем инвестора, я четко понимал: вот мой проект, вот мой продукт. Знал, куда бежать, что делать, кому буду продавать продукт.

А что здесь является продуктом? Предположим, я привлек 55 инвесторов. Это продукт? Нет. Из 55 25 «приземлили», 14 забили колышки. Продукт? Нет. Из 14 семеро построили заводы и наняли 7 тыс. человек. Продукт? Наверное, да. 7 тыс. человек платят налоги, в регионе строятся дороги и мосты. Продукт? Да, продукт. К этому я и буду стремиться.

Вот сейчас я могу гордиться, что каждая отечественная машина после 2010 г. несет в себе кусочек железячки, выпущенной на заводе, который я построил.

Автор: Елена Евсеева

Справка

Максим Тевс, генеральный директор АО «Корпорация развития Нижегородской области».

Родился в 1973 г.

Образование:

1997 г.—Череповецкое высшее военное инженерное училище радиоэлектроники

2002 г.—Санкт Петербургский Государственный Университет

2009 г.—University of Northumbria at Newcastle, UK, Executive MBA. Финансы и кредит

Лейтенант, инженер по эксплуатации средств радиосвязи, переводчик китайского языка. Диплом с отличием.

Карьера:

1998—2011 гг.—ОАО «Северсталь»; ЗАО «Северсталь-Групп» .Руководитель проекта по строительству металлургического комбината в Индии. Генеральный директор ООО «Северсталь-Гонварри-Калуга». Руководитель группы стратегии. Менеджер группы контроллинга программы повышения операционной эффективности. Инженер цеха неразрушающего контроля

2012—2016 гг. — УК ООО «Локомотивные Технологии». Председатель Совета директоров ряда дочерних компаний. Заместитель генерального директора УК по экономике и финансам

2017 г.— Федеральное государственное унитарное предприятие «Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры.

С мая 2018 г.— генеральный директор АО «Корпорация развития Нижегородской области».

Женат, двое детей.

Дата публикации

29 мая 2018, 12:00

Источник

nn.dk.ru/news/maksim-tevs-v-nizhegorodskoy-oblasti-net-nefti-eto-pomogaet-diversifitsirovat-ekonomiku-237104977?utm_campaign=nn.dk.ru&utm_medium=main&utm_source=news

Фото

Кирилл Мартынов, газета «Нижегородская правда»