Шрифт: Arial Times
Размер: A A A
Интервал: AA AA AA
Цвета: Ц Ц Ц Ц Ц

15 ноября 2018, четверг

Версия сайта для слабовидящих Основная
версия сайта

Меню

«Намного интереснее делать результат»

На прошлогоднем Кубке губернатора Владимир Галузин получил приз лучшему нападающему. Для нападающего «Торпедо» Владимира Галузина нынешний сезон получился насыщенным событиями. 26-летний хоккеист доказал новому главному тренеру команды, что достоин играть в основе, и улучшил личную статистику. В январе Галузин принял участие в эстафете Олимпийского огня, а в апреле получил приглашение из сборной России. С последнего события и начался разговор с корреспондентом «Советского спорта» в Нижнем Новгороде Ниной Шумиловой.

НОВЫЕ ЭМОЦИИ, НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА

— Владимир, приглашение в сборную — наверное, о таком завершении сезона даже и не мечтали?

- Вызов в сборную — это всегда почетно, так что новость, что и говорить, приятная была. К тому времени я находился далеко от дома. Игрокам «Торпедо» дали три недели выходных, и мы с супругой и друзьями решили поехать отдохнуть на Кубу. На третий день нашего там пребывания мне позвонили и сказали, что пришел вызов из сборной, и 6 апреля надо быть в Новогорске. Срочно поменял обратный билет. Супругу оставил с друзьями, а сам полетел в Нижний Новгород — за формой, и оттуда — в Москву. В общей сложности, получилось, отдохнул пять с половиной дней. (Улыбается.) И опять начались тренировки. Но я нисколько не жалею. Работа в сборной — это новые эмоции, новые знакомства, новый опыт в игровом плане.

— Когда ваш земляк и недавний одноклубник, а ныне игрок казанского «Ак Барса» Михаил Варнаков увидел вас в составе сборной, то сильно удивился?

- Не ко мне вопрос, а к нему. (Смеется.) По этому поводу он мне ничего не говорил. Нет, мы, конечно, созвонились, когда пришел вызов. Но обсуждали не мое приглашение в сборную, а просто договорились, когда встретимся и как поедем на базу. Так получилось, что летели в один день, но Михаил Варнаков из Казани, а я — из Нижнего. В Москве встретились. Для Варнакова это далеко не первое приглашение в сборную, я тоже бывал в Новогорске, только, естественно, по другому поводу. Когда главным тренером «Торпедо» был Евгений Попихин, мы ездили туда — играли товарищеские матчи с московским «Динамо» и молодежной сборной России. Так что дорогу в Новогорск я знал.

— Когда вы посмотрели расширенный состав сборной, то как оценили свои шансы?

- Каких-то грандиозных планов я не строил — ехал туда потренироваться, показать себя. Все равно, последнее слово остается за тренерским штабом, который формирует команду, и я понимал, что только одна треть первоначального состава поедет на чемпионат мира в Минск. Плюс, на тот момент в плей-офф Кубка Гагарина играли «Салават Юлаев» и «Локомотив», да и энхаэловцев еще не было. То есть тяжело было пробиться в состав, потому что энхаэловцев ждали, а потом подъехали ребята из Уфы и Ярославля, и уже было 40 человек.

Из «Торпедо» нас двоих на сборы вызвали, и то, что рядом был Михаил Григорьев, облегчило мне жизнь в новом коллективе. Первое время мы везде были вдвоем с Мишей. Но так получилось, что вскоре Григорьева отправили домой (он сыграл в двух матчах в Братиславе со словаками), и мне пришлось больше общаться с другим Михаилом — Варнаковым. Ну, а когда с остальными ребятами познакомился, уже не было никаких проблем в плане адаптации.

ФИННЫ СПРАШИВАЛИ: «КОГДА БУДЕШЬ ИГРАТЬ?»

— В итоге, сколько матчей вы сыграли за сборную?

- Принял участие в четырех встречах: двух — со словаками и по одной — со сборными Германии и Латвии. Играл в третьем звене, партнеры всегда менялись, потому что очень много народу было на сборах.

— А в первые два звена тренеры ставили тех, у кого было больше шансов пробиться на чемпионат мира?

- Я думаю, у тренеров сборной еще перед началом сборов существовал определенный план по составу. Но окончательное решение они принимали все-таки по итогам тренировок и контрольных матчей. Все зависело, как игрок себя проявит и подходит ли он под тактику Олега Знарка. Шансы были у всех, неважно, в каком звене играешь — в первом или четвертом. Тот же Сергей Калинин играл со мной в третьей-четвертой тройке. Меня «отцепили» перед чемпионатом мира. Сначала планировалось, что сыграю за сборную на этапе евротура в Швеции, но в последний момент главный тренер поменял концепцию и решил, что лучше дать больше практики тем ребятам, кто уже железно поедет в Минск. То есть я съездил в Швецию в качестве, скажем так, запасного игрока. Смотрел с трибун за игрой нашей команды.

— Ну, и, наверное, имели возможность пообщаться с финскими торпедовцами?

- Парой слов перекинулись с Яркко Иммоненом и Юусо Хиетаненом. В отличие от меня, они за свое место в сборной перед чемпионатом мира не переживали, а мне говорили: «Хватит уже туристом ездить!» В Стокгольме сборные России и Финляндии жили в одной гостинице, и при встрече Яркко и Юусо непременно интересовались: «Когда ты будешь играть?» Я отвечал: «Не знаю, это вопрос не ко мне, а к главному тренеру»…

— Почему, на ваш взгляд, на чемпионат мира не попал Варнаков?

- Опять-таки, вопрос и не ко мне, и не к Мише. Таков выбор тренеров, и тут мало что от нас зависит. Мы делаем свою работу, а они выбирают тех, на кого рассчитывают. Не скажу, что Варнаков смотрелся хуже других кандидатов в сборную, но у тренера свое видение состава, и его оспаривать трудно. Понятно, что Михаил расстроился. Он уже три года пытается пробиться на чемпионат мира. Бог даст, на четвертый раз поедет или на пятый…

В ОТПУСКЕ ПРЕДСТОИТ ЗАЩИТИТЬ ДИПЛОМ

— Сейчас следите за чемпионатом мира?

- Слежу и переживаю за ребят, бывает, общаемся с ними после игр. После того, как мне самому довелось побывать в сборной России, этому турниру уделяю значительно больше внимания. Если раньше мог где-то пропустить трансляции матчей нашей сборной, потому что, честно говоря, за долгий сезон хоккей тоже надоедает, и хочется на время отвлечься от этого, то сейчас с удовольствием смотрю все встречи, радуюсь за наших ребят.

— Нижегородские любители хоккея шутили: мол, после возвращения из сборной Галузин опять полетит на Кубу — догуливать отпуск…

- (Смеется.) Заграничная поездка подразумевается, но так далеко, наверное, уже не полечу. С женой, дочкой и родителями выберемся недельки на две куда-нибудь в Европу. Надо перед новым сезоном набраться сил и эмоций. Но поездка будет чуть позже, сейчас не до этого. В нынешнем году заканчиваю государственный университет имени Лобачевского (кафедра физвоспитания). Диплом уже написан, осталось защитить его и сдать госэкзамен. Ну, и ребенку больше времени уделяю, пока есть возможность. Сезон получился длинный, много времени дома не был, за последний месяц очень по жене и дочке соскучился.

— В общем, ощутили все прелести жизни «сборника»?

- Конечно. Безусловно, сборная есть сборная, от клубной жизни сильно отличается. Там другая ответственность, другой хоккей — по-настоящему европейский.

ЗАЛОГ УСПЕХА В ГРАМОТНОЙ ПРЕДСЕЗОНКЕ

— Владимир, можно назвать нынешний сезон самым насыщенным событиями из всех, что вы провели в КХЛ?

- Безусловно. Наша команда выполнила задачу — попала в плей-офф. И на первой стадии розыгрыша Кубка Гагарина мы сыграли, считаю, достойно. Плюс еще вызов в сборную… Да, сезон получился очень длинным и насыщенным.

— Почему не вспоминаете о призе лучшего нападающего, полученном вами в августе на Кубке губернатора Нижегородской области?

- В межсезонье в «Торпедо» пришел новый главный тренер Петерис Скудра, и мне нужно было доказывать свою состоятельность, чтобы пробиться в состав. Возможно, поэтому я и заслужил ту награду — небольшую, но первую. (Улыбается.) В принципе, можно сказать, что с этого все и началось: тренер поверил, и все пошло, как надо. На домашнем турнире мне дали больше игрового времени — это значит, больше шансов проявить себя. Партнеры тоже помогали. Ну, и физическое состояние… У команды была очень тяжелая предсезонка: может быть, я где-то легче перенес нагрузки, и мне было чуть проще, чем другим ребятам. Не знаю. Но чувствовал себя отлично. Думаю, залог всего в предсезонке, которую нам предложили тренеры.

— Вы — один из старожилов «Торпедо», успели поработать с разными тренерами. После очередной смены тренерского штаба было опасение за то, как все сложится?

- Конечно, было. У каждого тренера свое видение хоккея, плюсов и минусов отдельных игроков. Кари Ялонен, скажем так, увидел во мне игрока основного состава, дал шанс проявить себя. На следующий год он мне сказал не расслабляться, и летом на предсезонке я начинал с пятого-шестого звена. В итоге получилось — весь сезон отыграл в «Торпедо». Казалось бы, все, игрок основного состава! А не тут-то было. На летних сборах у нового главного тренера опять оказался в пятом-шестом звене…

— Это что касается практики. А как вы себя чувствовали еще до начала предсезонки, когда «Торпедо» расставалось с игроками прошлогоднего состава?

- Петерис пришел в апреле прошлого года и вскоре определил, кто останется в составе. Поэтому я уходил в отпуск, зная, что буду здесь. Но Скудра подчеркнул, что впереди предсезонные сборы, и никому железно место в «Торпедо» не гарантировано. «Вам всем придется доказывать свое я, — сказал он. — Мне без разницы, ты нижегородский или иногородний. Если покажешь себя лучше других, то останешься и будешь играть. А если будешь дурака валять, поедешь в любой другой клуб»… То есть для Скудры нет авторитетов, кто где играл, когда или где родился. Его отношение к игроку складывается через работу и через выполнение игрового задания.

— Начинать в пятом звене тяжело?

- Очень тяжело! Огромный психологический груз, когда ты уже поиграл в основном составе, и тебе не 20 лет, а 25, а тут опять пятое звено… С другой стороны, есть дополнительная мотивация доказать, в первую очередь себе, а не тренеру, что я могу играть лучше и достоин места в основе.

РАЗНЫЕ ТРЕНЕРЫ, РАЗНОЕ ВИДЕНИЕ

— Когда стартовал сезон, какую разницу почувствовали, сравнивая работу под началом Скудры и первый год при Ялонене?

- Здесь два совершенно разных коллектива. Если два года назад «Торпедо» выглядело более возрастной и мастеровитой командой, то в этом сезоне у нас была более молодая и азартная команда. Вообще, сравнивать эти команды тяжело, они и играли совсем в разный хоккей. У Ялонена — более европейский, комбинационный стиль. А у Скудры он ближе к североамериканскому — агрессивный и быстрый. Общее, пожалуй, одно — и тогда, и сейчас это были очень хорошие коллективы, просто по какому-то стечению обстоятельств мы провалили второй сезон при Ялонене. В любом случае, позапрошлый сезон и нынешний — два самых удачных у «Торпедо» за последние пять лет, но сравнивать их тоже не стоит: разные тренеры, разное видение.

— Поиграв в тот хоккей, который исповедует Ялонен, и в тот, который ближе Скудре, вы где себя более комфортно почувствовали?

- Начнем с того, что при Ялонене я играл не на ведущих ролях, а в четвертом звене, перед которым ставятся вполне определенные задачи: лишь бы не пропустить, ну и по возможности забросить. Скудра дал мне больше игрового времени. А у игроков второго и третьего звена совсем другие обязательства. Там с тебя спрашивают и заброшенные шайбы, и результат. Конечно, намного интереснее быть на лидирующих позициях, приносить очки команде, делать результат. Поэтому со Скудрой мне лучше играется. С другой стороны, Ялонен ставил в четвертое звено потому, что тогда я был еще не готов играть во втором…

— Давайте посмотрим на результат этого сезона. Команда Ялонена играла в финале Кубка Гагарина, а команда Скудры не прошла первый раунд плей-офф. Надо ли понимать, что опытный Ялонен со своим комбинационным хоккеем в нынешнем КХЛ имеет некоторое преимущество?

- Пражский «Лев» нынешнего образца — совсем другая команда, нежели «Торпедо» двухлетней давности. Там очень много хороших, крепких иностранцев, которые доказали в Континентальной хоккейной лиге, что они дорогого стоят. У нас при Ялонене было два ведущих звена, а во «Льве», если посмотреть, пять равноценных звеньев, и все хотят играть, что тоже сыграло свою роль. При этом никто не спорит, что Ялонен опытный тренер, который знает, как выигрывать. Он в Финляндии несколько раз приводил свою команду к чемпионству.

СКУДРА ТОЧНО НЕ ДАСТ РАССЛАБИТЬСЯ

— Поработав с Ялоненом, вы следили за его нынешней командой в ходе сезона?

- Ничуть не больше, чем за результатами других команд КХЛ.

— В финале Кубка Гагарина «Лев» уступил магнитогорскому «Металлургу». Своего бывшего одноклубника Володю Маленьких с победой поздравили?

- Нет, к сожалению, не поздравил — в это время был в сборной, и под рукой не нашлось его номера телефона. (Улыбается.) Но наши с Володей Маленьких супруги общаются и, думаю, моя жена все, что надо, ему передала. Вообще, в «Торпедо» очень дружный коллектив был, и с ребятами до сих пор поддерживаю контакт, особенно с Ильей Крикуновым и Мишей Варнаковым. Не так тесно, как раньше, конечно, но перекинуться парой SMS можно с любым игроком.

— Памятуя о недавнем опыте неудачного выступления «Торпедо» при Ялонене, вы лично не испытываете своеобразный синдром «второго сезона»?

- У меня такого синдрома точно нет. Наоборот, не надо забивать этим голову, а нужно играть, как играли в этом сезоне. Понятно, что у соперников на нас будет другой настрой, так как теперь «Торпедо» считается крепким середнячком КХЛ. Понятно, что будет тяжелее. Но, думаю, Петерис Скудра знает, как нужно действовать, и уж точно не даст нам расслабиться.

Источник на сайте газеты «Советский Спорт»: http://www.sovsport.ru/gazeta/article-item/712594

Дата публикации

20 мая 2014, 15:20