Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

15.10.2004 15:07Стенограмма брифинга министра здравоохранения Нижегородской области Ю. В. Павлова с журналистами нижегородских медицинских изданий. 12 октября 2004 г.

Ю. В. Павлов: Начать хотелось бы с ситуации с финансированием здравоохранения в предстоящем 2005 году. Особенностями ситуации является, прежде всего, то, что в связи с принятием закона о монетизации льгот меняется система лекарственного страхования.

Лекарственное страхование инвалидов и участников боевых действий будет производиться из средств федерального бюджета, при этом объем финансирования льготного лекарственного обеспечения повышается в  новой структуре расходов на здравоохранение в 13-15 раз по сравнению с сегодняшним днем. По Нижегородской области на 2005 год на эти цели предусматривается  1,2-1,6 млрд. рублей, это весьма значительная сумма, особенно если учесть, что сегодня мы тратим на лекарственное обеспечение всех льготных категорий нижегородцев порядка 280-300 млн. руб. в год.

Второй особенностью является то, что фонду обязательного медицинского страхования будет разрешено финансировать ЛПУ только по пяти статьям: заработная плата с начислениями, медикаменты, питание и мягкий инвентарь. Никакие другие расходы фонду ОМС финансировать не разрешено. Дискутируется вопрос по программам, окончательно он пока не решен.

Все последние годы Территориальный фонд ОМС финансировал очень много различных программ, принятых и работающих на территории Нижегородской области. Это и «Сахарный диабет», и «Дети-инвалиды», и Программа комплексного обеспечения лечебных учреждений области современным медицинским оборудованием». Общая сумма расходов по фонду по этим программам составляла около 170 млн. рублей, а вместе со средствами, поступающими из областного и федерального бюджета, достигала 250 млн. рублей в год. Потеря такого мощного источника финансирования программ, как ОМС, для нас чрезвычайно болезненна, и решать эти проблемы будет очень сложно.

Последняя особенность связана с тем, что с 1 января изменяется размер ставки единого социального налога, что в бюджете областного здравоохранения образует брешь размером порядка 700 млн. рублей. Уже есть информация, что федеральный фонд с целью частичной компенсации этой бреши пришлет в виде субвенции Нижегородской области примерно 458 млн. рублей. Кроме того, у нас есть возможность получить из федерального фонда еще около 50 млн. целевых денег из резервного фонда на оказание медицинской помощи матерям и детям.

В федеральном фонде еще остается порядка 40 млрд. рублей на софинансирование различных программ по линии Пенсионного фонда. Эти деньги будут распределяться в зависимости от размера платежа администрации региона за неработающее население. Установлен федеральный норматив в размере примерно 1500 рублей на человека в год, и если регион выполняет этот норматив, то он получает софинансирование из Пенсионного фонда, если не выполняет, — его наказывают деньгами.

Таким образом, из различных источников мы почти закрываем эту прореху в 700 млн. рублей. У нас в регионе при утверждении контрольных цифр областного бюджета, в т.ч. здравоохранения, также проходили «бои местного значения», они еще не закончились, но ориентировочные цифры областной Минфин уже разослал отраслевым министрам. Из полученных нами цифр видно: то, за что мы боролись и «стояли насмерть», правительство учло.

В областном бюджете появился ряд новых статей, которых раньше вообще не было. В связи с тем, что ФОМС перестает финансировать целевые программы, областной бюджет профинансирует их в сумме порядка 89 млн. рублей. Конечно, эти цифры не окончательные, надо понимать, что бюджет — это работа, в ходе нее изменения будет вносить и депутаты, и администрация, и правительство.

Конечно, будет оставлена программа «Здоровый ребенок и помощь матерям и детям», потому что она софинансируется из федерального бюджета, и упускать эту возможность получения дополнительных денег нельзя. Мы будем также финансировать программу комплексного оснащения лечебных учреждений области оборудованием, в первую очередь районного звена, потому что оснащенность оборудованием центральных районных больниц является самой большой проблемой. Мы обязательно будем бороться за то, чтобы сохранить возможность приобретать оборудование, в т.ч. на условиях софинансирования: может быть, какие-то районы выделят средства из местных бюджетов, и мы отдадим им приоритет в выделении средств на приобретение медицинского оборудования для оснащения своих больниц.

Мы также обязательно будем финансировать программы борьбы с туберкулезом, с онкологическими заболеваниями, со СПИДом. Вы знаете, что Нижегородская область является одним из 10 регионов Российской Федерации, выигравших грант, по которому в течение 5 лет она получит порядка 8 млн. долларов на борьбу со СПИДом от Глобального Фонда противодействия социально опасным заболеваниям. Это позволит более широко развернуть профилактическую работу и профинансировать лечение больных и еще целый ряд мероприятий для больных со СПИДом.

Новым в бюджете является и появление статьи «Бесплатные и льготные медикаменты другим категориям граждан». Это связано с 890-м постановлением федерального правительства, где предусмотрено региональное финансирование бесплатных лекарств огромному числу льготников, начиная с детей в возрасте 1-3 лет и кончая больными туберкулезом, бронхиальной астмой, сахарным диабетом и т.д. Здесь надо понимать, что те из этих больных, которые относятся к инвалидам, будут финансироваться из федерального бюджета, из тех средств, которые федерация направляет на финансирование льготного лекарственного обеспечения. На остальных областной Минфин предварительно выделяет Минздраву порядка 206-207 млн. рублей.

Если раньше эти категории больных финансировались из местных бюджетов, то теперь это однозначно будет делаться за счет средств областного бюджета. Мы будем проводить централизованные закупки лекарств и распределять эти лекарства по районам.

Появилась еще одна  новая строчка «Дорогостоящее лечение» — то, что раньше, опять-таки, финансировал фонд ОМС. Сегодня пока на эти цели запланировано 57,5 млн. рублей — сумма небольшая, но есть надежда, что  нам все же удастся ее увеличить. Конечно, трудно говорить о стопроцентном удовлетворении потребностей населения в дорогостоящем лечении. Эти потребности , в принципе, не удовлетворить никогда, поскольку есть виды лечения очень дорогостоящие. Я считаю, что наша задача — не потерять в этих условиях массивной перестройки уровень медицины 2004 года.  В условиях реформирования нужно сохранить то, что было,  кроме того   провести целый ряд мероприятий, которые, может быть, не требуют больших финансовых затрат, но позволят достичь некоторого улучшения. Это возможно, и мы будем это делать.

                На этой неделе правительство планирует рассмотреть бюджет, и он в ближайшее время должен быть передан в Законодательное Собрание на утверждение. После этого можно будет конкретно говорить о наших перспективах.

 

Ответы на вопросы журналистов:

Пономарева Людмила Павловна, журнал «Ремедиум. Приволжье»: В настоящее время активно обсуждаются закон «О техническом регулировании», стандарты и медицинские регламенты. Каково Ваше мнение по этим вопросам? Как идет работа в этом направлении?

Ю. В. Павлов: По той информации, что есть у нас, государство оставило за собой лишь два вида медицинских стандартов: стандарты на лекарства и стандарты на изделия медицинской техники. Все остальная стандартизация будет представлена в законодательных актах, которые планировалось принять до нового года, хотя уже сегодня Минздрав признает, что имеет место запаздывание, и целый ряд законодательных актов вовремя принят не будет.

Тем не менее, планируется принятие целой группы законов, которые будут содержать нормативы  разработки протоколов лечения больных. Когда они будут приняты на уровне Федерации и придут к нам, мы будем, исходя из местных условий, составлять протоколы лечения больных в конкретных условиях Нижегородской области, определять объемы медицинской помощи, как  мы будем лечить больных с конкретными заболеваниями.

Стандартов на государственном уровне по лечению больных в ближайшие годы не будет. Наша страна пока не готова ввести государственную стандартизацию лечения, поскольку действие таких стандартов предполагает адекватное финансирование и оснащенность медицинских учреждений.  Поэтому и пошли по пути создания протоколов. Каждый регион будет разрабатывать протоколы лечения своих больных исходя из своих возможностей. Типовые варианты протоколов лечения различных заболеваний Минздрав разослал, мы их рассматриваем. Протоколы нужны для экспертов страховых компаний, для организаторов здравоохранения, чтобы планировать объемы оказания медицинской помощи с учетом того, что они должны быть профинансированы, иначе требовать их выполнения от врача будет невозможно.

Л. Пономарева: Что, по Вашему, имел в виду Президент РФ в своем послании, когда назвал внедрение стандартов мерой оздоровления отечественной медицины и отметил, что их внедрение будет способствовать повышению качества медицинской помощи?

Ю. В. Павлов: Это бесспорно. Стандартизация в здравоохранении, как и любом виде деятельности, ведет к упорядочению. В медицине объективно существует конфликт интересов между страховыми компаниями и лечебным учреждением. Цель страховых компаний -  заработать как можно больше денег. Цель   лечебных учреждений - оказать медицинскую помощь, стараясь сделать это дешевле, поскольку они вынуждены тратить свои ограниченные ресурсы, из которых нужно выкроить какие-то средства для своего развития. Нужно определить «золотую середину» между этими целями, и помогает сделать это перечень необходимых манипуляций для различных заболеваний — протокол лечения заболевания.

Но условием его выполнения является наличие у лечебного учреждения необходимого оборудования, и в связи с этим бессмысленно включать в протокол для ЦРБ выполнение, например, неврологическому больному, компьютерной томографии, поскольку такое оборудование имеется лишь в считанных клиниках, и этот протокол не будет выполнен. При попадании больного с черепно-мозговой травмой в областную больницу такое обследование ему может быть проведено и должно присутствовать в протоколе. И оплата должна быть соответствующей.

Стандарты и протоколы должны включать номенклатуру и объем медицинской помощи, предусмотренный программой государственных гарантий оказания медицинской помощи населению Нижегородской области.

И. Евсикова, «Медицинская газета»: Что же будет с нашими гарантиями?

Ю. В. Павлов: В связи с этим мы, в первую очередь, ждем принятия нового закона о государственных гарантиях, где все должно быть расписано: и протоколы, и экономическая матрица их составления, и какие заболевания мы будем лечить.

И. Евсикова: Какова дальнейшая судьба центра эндовидеохирургии, недавно открытого в Областной детской больнице?

Ю. В. Павлов: Эндовидеохирургия — это уж давно не чудо, это обычный способ выполнения хирургического вмешательства. Он менее травматичен, более приспособлен к нуждам пациента. Для больного этот метод позволяет уже на третий день после операции выписаться домой. Этот метод более дорог, чем традиционная хирургия, но мы получаем здесь экономию на сокращении сроков госпитализации, лечении осложнений, которых значительно меньше.

Я считаю, что эндовидеохирургическая стойка должна быть в каждой операционной. Наша задача — сделать этот способ более доступным, спустить его на уровень районов, там есть специалисты, желающие работать в эндохирургии, но не хватает оборудования, и мы будем его закупать.

И. Евсикова: У нас в области хорошая санаторная база для долечивания определенных категорий больных. Сохранится ли эта практика в новых условиях?

Ю. В. Павлов: Мы хотели бы, чтобы больные после инфаркта и инсульта, после тяжелых травм, после удаления желчного пузыря  имели возможность получить санаторно-курортное лечение. Это позволяет быстрее реабилитировать таких больных, предупредить у них развитие рецидивов. Однак, это зависит от политики нашего регионального Фонда социального страхования, поскольку всегда путевки для работающего населения оплачивались этим фондом. Если он сумеет найти такую возможность в условиях снижения ЕСН, мы будем этому очень рады.

В этом году удалось за счет бюджета закупить путевки на 10 млн. рублей для оздоровления медицинских работников области, что было встречено ими с удовлетворением. Безусловно, значительной была роль нашего профсоюза для принятия этого решения.

Юлия Майорова, газета «В аптеках города и области»: Вы говорили, что будущий год станет для нас годом семейной медицины, планируется ли ее введение в Нижегородской области?

Ю. В. Павлов: Да, нам очень этого хотелось бы. Семейная медицина — вопрос достаточно сложный, но, во всяком случае, это шаг вперед, это совершенно определенно. Среди больных, которые охвачены деятельностью врача семейной практики, я не встречал ни одной категории, которая была бы недовольна.

В чем преимущество? Семейный врач — это доктор, который обучен, и кроме терапии он может выполнять ряд других функций — он умеет лечить детей, он выполняет функции ряда узких специалистов в объеме до 60-70% обычных объемов амбулаторной помощи. Скажем, этот доктор может посмотреть глазное дно, подобрать очки, померить внутриглазное давление, и для этого пациенту не надо посещать врача-окулиста. Это сегодняшний участковый терапевт в основном направляет больных: этих — к хирургу, этих к окулисту, этих — к эндокринологу. Семейный врач все сделает сам, для населения в этом колоссальное преимущество, потому что не надо бегать по специалистам.

Но к семейному  врачу при этом предъявляются несравнимо более высокие требования, чем к обычному участковому терапевту: это доктор, который обладает знаниями и умениями на порядок выше. Он должен уметь посмотреть ухо, нос, диагностировать заболевания носоглотки, а сегодня это функции ЛОР-врача. Он должен уметь выполнять малые оперативные вмешательства при гнойных заболеваниях: вскрыть карбункул, фурункул — то, что в амбулаторных условиях делает врач-хирург. Но это вполне может сделать врач общей практики, это его работа.

Но за такую работу он и получать должен больше — хотя бы 8-10 тыс. рублей. Обслуживать он должен порядка 1500 человек  взрослого населения или 1200 населения с детьми. У нас есть, например, приличные по численности населения поселки,  не 20-30 человек, а более тысячи, вот здесь вполне имеет смысл сократить четвертинки и половинки ставок узких специалистов, которые никогда не будут там заняты. Нужно заключить контракт с врачом общей практики на 8-10 тыс. рублей, дать ему жилье, обеспечить его всеми необходимыми приборами и оборудованием, которые предназначались узким специалистам, выделить помещение на 4-5 комнат, маленькое физиотерапевтическое отделение, небольшую перевязочную, регистратуру, 10-15 коек сестринского ухода и т.д. У врача должна быть компьютерная база данных, в которой он сможет вести истории болезни своих пациентов.

Это можно сделать и в городе, и в сельских районах. Конечно, в сельских районах это ограничено численностью населения — нужно, чтобы компактно проживало не менее 1200-1500 человек. В этом случае есть смысл открывать офис врача общей практики. В городах общая врачебная практика может заменить небольшую врачебную амбулаторию. Таким образом,  экономится труд специалистов, не нужно содержать узких специалистов — их работу выполнит врач общей практики. А специалистов можно подобрать на более высокий уровень: или в консультативные центры, или в стационары, где они будут иметь дело с более сложными клиническими случаями.

Первый заместитель министра Т. Н. Засухина: Опыт работы системы общей врачебной практики в других регионах показывает, что снижается уровень обращаемости за скорой помощью, уровень госпитализации, повышается уровень профилактической работы.

Ю. В. Павлов: В Чувашии другой уровень по сравнению с нами: там все жители живут в деревнях. Поэтому общая врачебная практика там широко развита, а у нас ездишь по районам — в одной деревне 20 человек, в другой — 30. Но есть местности и у нас, где делать это целесообразно, поэтому мы планируем разработать программу и будем выходить на правительство с просьбой ее принять. Такие новые формы должны быть и у нас.

Ю. Майорова: А почему, по Вашему, внедрение общей врачебной практики вызывает негативную реакцию многих врачей?

Ю. В. Павлов: Потому, что значительно увеличивается нагрузка на врачей, причем увеличивается кратно. Наши врачи все-таки привыкли к низкой интенсивности работы. Работа врача общей практики требует принципиально новых навыков: ты не отправишь пациента к узкому специалисту, остаешься с больным один на один,  твоя задача — решить проблемы пациента. Это сложно, это другой уровень требований к врачу: он должен все знать и уметь. Но и получать он должен больше, конечно.

Ю. Майорова: А уже запланировано ли где-нибудь внедрение этого?

Ю В. Павлов: Я думаю, что такую программу мы обязательно составим, будем работать с районами. От районов уже есть предложения, есть кандидатуры, будем им помогать. Таких докторов мы будем переводить на контракты, закупать для них оборудование. С переучиванием проблем нет — в стране около 50 кафедр по подготовке врачей общей практики, есть такая кафедра и у нас. Но эти навыки должны быть востребованы.

Ю. Майорова: Не означает ли это упразднение участковой системы?

Ю. В. Павлов: Нет, не означает, зачем ее упразднять? Там, где есть крупные города, где поликлиники укомплектованы и активно работают, она может себя оправдывать. Но при этом участковый терапевт не сможет подняться до уровня семейного врача. Мы привыкли называть их участковыми врачами, но у нас в стране такой врачебной специальности нет. Участковых терапевтов учат именно как терапевтов, а когда они приходят к пациентам на дом, у тех могут быть проблемы хирургические, гинекологические, инфекционные, онкологические и тысячи других, даже предположить которые терапевту не под силу. А они знают только терапию. По моему мнению, с населением должен работать специально подготовленный специалист, с более широким кругом знаний, а не только в терапии.

 

Дата создания страницы: 15.10.2004
Дата модификации страницы: 16.11.2007
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet