Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

13.04.2011 11:52Николай КРУГЛОВ: «Я как будто вышел из тюрьмы»

8 апреля сыну двукратного олимпийского чемпиона Николая Константиновича Круглова исполнилось 30 лет. Еще зимой прошлого года он был действующим стреляющим лыжником, а зимой нынешнего стал заместителем министра спорта Нижегородской области.

Нужна своя школа

 

- Я работал пресс-секретарем в авиакомпании «ЮТэйр» и не планировал изменений в своей жизни, — рассказывает Николай Круглов-младший. — Но мне поступило предложение от команды губернатора поработать на благо Нижегородского края. Я несколько раз вылетал в Нижний Новгород, встречался, вел переговоры. И в итоге дал согласие. Теперь я занимаюсь вопросами, связанными с развитием как массового, так и профессионального спорта в нашей области. На спорт сейчас выделяется достаточно средств, и хочется, чтобы система заработала. Чтобы наши спортсмены были в сборных командах России и чтобы это представительство росло. Чтобы нижегородцы занимались физкультурой в свое удовольствие, вели здоровый образ жизни.

- Николай Николаевич, означает ли ваше назначение, что область рано или поздно будет принимать биатлонные соревнования хотя бы российского уровня? 

- Конечно, мне бы хотелось, чтобы это произошло. Но я понимаю, что о протекционизме какому-то виду спорта не может идти речи. Они все для меня равны. Считаю даже, что на сегодняшний день биатлонный комплекс в регионе вряд ли целесообразно строить. Биатлонистов у нас пока нет, школы не работают. Раз в год проводить какие-то соревнования? Но это огромные эксплуатационные затраты. Строительство обоснованно, если такой комплекс будет загружен на 85 процентов. Сейчас нужно заниматься созданием школы по биатлону и поиском тренерских кадров, чтобы через несколько лет мы были готовы вступить в стадию строительства. И, скорее всего, есть смысл подумать о том, чтобы этот комплекс был многофункциональным. Чтобы на его базе могли тренироваться и лыжники, и двоеборцы, и представители других видов спорта, включая летние.

Мог переехать за рубеж

- На соревнованиях вы представляли не только Нижегородскую область, но и Ханты-Мансийский автономный округ. А могли защищать честь другой страны?

- Я получал предложения из дальнего зарубежья, но не был готов переехать. У нас ведь не клубный вид спорта, как в футболе, когда можно, условно говоря, жить в Питере и быть игроком лондонского «Челси», а вернувшись обратно, никаких проблем не испытывать. Чтобы защищать честь другой страны, надо менять гражданство. А с учетом того, как много людей интересуются биатлоном в России, мне было бы сложно потом объяснить, почему я выступаю под флагом другого государства.

-То есть вы не приняли эти предложения по морально-этическим соображениям?

- В первую очередь да. Ну и потом, переехать куда-либо на постоянное место жительства мне никогда не хотелось. В принципе, все устраивало здесь.

Никаких обид

- Вспомним ванкуверскую Олимпиаду. Команда выигрывает медаль в эстафете, вас в бронзовой «четверке» нет. Какие чувства испытывали — радость за товарищей или досаду, что не оказались среди них?

- Не хочу лицемерить: досаду, конечно. Я, пожалуй, находился в лучшей форме за многие годы. Когда ты выходишь на старт неготовым и проигрываешь, то потом говоришь себе: «Парень, а чего ты хотел? Так и должно было случиться». Но в Ванкувере-то было иначе! Впрочем, никаких обид у меня нет. Даже на тренеров.

- Многих шокировали слова тренера мужской команды Аликина после индивидуальной гонки в Ванкувере. Мол, даже если бы не казус с винтовкой, Круглов все равно не занял бы высокое место.

- У меня эти слова вызвали улыбку. Что тут комментировать? Ну сказал это Владимир Саныч, раз посчитал необходимым. А у меня иное мнение.

- Правда, что в том сезоне у спортсменов и тренеров отсутствовало взаимопонимание?

- Да. Мы неоднократно просили руководство Союза биатлонистов помочь в поиске точек соприкосновения. Задачей тренера является подобрать для спортсмена оптимальный план подготовки, учитывать даже такие вещи, как конституция тела. Одному, положим, не нужно развивать быстрые мышцы (у него и так все в порядке), а для другого это архиважно. У нас же план подготовки — один для всех. Подходишь к тренеру: «Послушайте, давайте то-то и то-то поменяем». А он не слышит, обратной связи нет.

- Всем известно о вашей дружбе с Максимом Чудовым. А остальные бывшие партнеры по сборной — они тоже друзья или, скорее, боевые товарищи?

- Сложный вопрос… Когда ты находишься с людьми бок о бок столько времени, назвать их просто знакомыми уже язык не поворачивается. Вот, например, летал в начале прошлого лета на свадьбу к Максу, так мы замечательно пообщались с Иваном Черезовым и Андреем Маковеевым. А с Максом действительно наиболее теплые отношения сложились. Он обо мне знает гораздо больше, чем кто-либо другой. Как и я о нем.

Вызов самому себе

- Правда, что вы увлеклись вертолетным спортом?

- Да, я летал. Это просто обалденно! Еще очень люблю аквабайк. Да вообще столько всего для себя открыл! Фигурально выражаясь, когда я завершил спортивную карьеру, то почувствовал себя так, как будто из тюрьмы вышел. Я там, правда, не был никогда, но сравнить можно именно с этим. Не зря говорят, что человек, закончив со спортом, начинает жить заново.

- Недавно телезрители Первого канала видели вас в шоу «Жестокие игры». Почему решили принять в нем участие?

- Мне было интересно по двум причинам. Во-первых, экстремальные испытания — это твой вызов самому себе. Одно дело, когда все происходит на спортивной площадке, и совсем другое — в неожиданных условиях. Участники не могли попробовать что-то заранее, разработать схему или алгоритм прохождения этапа. Давалось всего 15 минут на небольшой инструктаж, где нам говорили, откуда куда бежать и что делать. Ты не видишь, как делают это другие, не знаешь их результатов. Все это было жутко травматично, и если бы мне еще раз что-то подобное предложили, я бы сильно подумал.
А вторая причина, по которой я согласился, — это возможность посмотреть Аргентину. Там было просто замечательно. Мы узнали про аргентинскую говядину и аргентинское вино, прониклись атмосферой танго и, разумеется, футбола. У них на каждом шагу футбольные магазины, Марадона практически символ страны. В гостинице вечером я включил телевизор, он показывал семь каналов, так по шести из них шел футбол, а по седьмому — фильм про футбол. Аргентинцы болеют и живут этим видом спорта.

 

Дата создания страницы: 13.04.2011
Дата модификации страницы: 13.04.2011
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet