Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

07.08.2009 17:41Интервью Губернатора Нижегородской области В.П.Шанцева ведущим региональным телекомпаниям

Интервью Губернатора Нижегородской области В.П.Шанцева

ведущим региональным телекомпаниям.

Вопрос: Сейчас многие эксперты говорят, что кризис во многом надуманный – где-то в области реальные проблемы, а где-то люди пытаются скрыть свое неумение работать, объясняя все кризисом, где-то пользуются ситуацией и откровенно наживаются на кризисе? А как Вы считаете, насколько в нынешней ситуации может быть прав Михаил Булгаков: «разруха не в клозетах, а в головах»?

В.П.Шанцев:

- Если говорить о нашем реальном секторе экономики, то, конечно, прежде всего, это объективные последствия тех событий, которые произошли в результате обрушения финансово-кредитной системы и снижения потребительского спроса, причем не потому, что он физически исчез, а потому, что сократились финансовые возможности удовлетворения этого спроса. Поэтому если оценивать нашу ситуацию, она непростая. Вдумайтесь, мы имеем сегодня объемы производства по первому полугодию на уровне 66,7 % от объема первого полугодия прошлого года, хотя прошлый год был самым рекордным и по абсолютным результатам, и по финансовым результатам деятельности. Например, в автомобилестроении: ГАЗ в прошлом году продал 200 тысяч ГАЗелей, а в этом году едва набирает портфель на 75 тысяч. И надо понимать, какие там нужно провести мероприятия, чтобы сохранить коллектив, платить зарплату, налоги, обслуживать кредиты. Если в металлургии у нас объемы на уровне 65 % от прошлого года, если нефтепереработка в основном у нас работала на экспорт (потому что качественный бензин) и цена резко упала, то это все резко бьет по нашим результатам/

Одновременно с этим я могу сказать, что на целом ряде предприятий решения и просто непонимание ситуации акционерами привели к более глубоким последствиям, нежели к тем, какими они могли бы быть. По ряду предприятий просто произошла полная остановка из-за того, что были неправильно принятые решения, финансовые схемы были разработаны неправильно, инвестиционные проекты были разработаны неправильно. Большинство работников правительства и чиновников имеют богатый опыт работы в промышленности и уже проходили этот кризис в 90-х годах, поэтому мы понимаем, где какие решения были приняты и насколько они были правильными. Но, понимаете, когда уже, как говорится, натворили, спасать-то гораздо тяжелее, чем в процессе принятия самого решения. И вот мы убедились: по целому ряду случаев не оправдывается мнение Егора Тимуровича Гайдара, что если частное, то значит эффективное.

Вопрос: Нижегородская область всегда была промышленным, а точнее промышленно развитым регионом. Учитывая эту специфику, этот год стал серьезным испытанием для региональной промышленности. Как Вы оцениваете, на сегодняшний момент самая большая точка тревоги пройдена? Каким образом, за счет чего удалось удержать ситуацию под контролем?

В.П.Шанцев:

- Здесь оценка не может быть какой-то постоянной, потому что мы наблюдаем ситуацию в течение семи месяцев в этом году и  еще октябрь-декабрь прошлого года. Если оценивать ситуацию в динамике, то самое глубокое падение было у нас в феврале, когда мы упали до 61 % к аналогичному периоду прошлого года. Но справедливости ради надо сказать, что январь и февраль месяцы не показательные, по ним никогда нельзя судить в целом о тенденциях. Поэтому по первому кварталу (а это уже дата) мы вышли на уровень 65,2 %. И вот дальше апрель-май-июнь. Мы понемногу каждый месяц прибавляли, где-то по 0,5 %, и вышли на 66,7 % по первому полугодию.

Наши подсчеты и переговоры с предприятиями (а мы сейчас имеем очень тесные контакты с крупными, средними предприятиями, муниципалитеты работают с малым бизнесом и тоже нам систематически доставляют эту информацию) показали, что если они реализуют свои планы и свою продукцию, падения не должно быть, а рост должен быть до 80 % к концу года. Но где гарантия, что какое-то крупное предприятие не споткнется? Вдруг, допустим, контракт, который они заключили, с министерством обороны или каким-то иностранным партнером будет обрезан или не подпишут какие-то соглашения, как, например, было с заводом «Сокол». До сих пор с Индией не подписано соглашение по 29-ой машине. И мы вроде бы имеем эту продукцию, но кто за нее заплатит? Пока у нас есть прогнозы, сигнализирующие о том, что дальше будет рост. Но я подчеркиваю, что может что-то произойти – кто-то может опять ошибиться, или у нас в области, или в стране, или в международной экономической деятельности. Всякое бывает.

Вопрос: А в отношении ГАЗа в этом смысле какая ситуация?

В.П.Шанцев:

 - ГАЗ на сегодняшний день работает по понятной программе. Там самый грамотный менеджмент среди наших  предприятий. Вы представьте себе – иметь падение объемов до 22 % от уровня прошлого года и при этом не проводить крупных сокращений (ведь мы их так и не почувствовали до сих пор – большинство людей трудоустроилось, либо это были пенсионеры), выплачивать заработную плату, все налоги и обслуживать кредиты. Это сделать мог только очень грамотный менеджмент. Они действительно провели очень серьезную работу. Но предел прочности все равно не может быть бесконечным. По сути дела у них сегодня нет работы на одну смену, а мы говорим о том, что там персонала на две смены. Поэтому мы сейчас занимаемся (и правительство Российской Федерации, и Президент дал соответствующие поручения) тем, чтобы решить вопросы повышения квалификации рабочих и оплаты их учебы за счет регионального, федерального бюджетов и средств самого собственника ГАЗа, как это делается в Германии, США. Там ведь не первый такой кризис в автомобильной промышленности, там все время идет то падение спроса, то повышение. И когда идет падение, там выводят людей на повышение квалификации, с тем чтобы потом на новый спрос они вышли с новым качеством работы и с новым качеством продукции. Если мы это сделаем, то люди свою специальность освоят более глубоко и будут эффективно работать, и еще смежные специальности будут знать. Поэтому этот вопрос решается, мы все необходимые документы представили, и ГАЗ эту работу ведет. В этой ситуации главное – понимание. Тогда оживится спрос.

Сейчас, вы знаете, торговые дома нанимают порядка полутора тысячи агентов, чтобы заниматься этой продажей. Выпустили специальную машину, которая стоит 225 тысяч рублей. Такие деньги для малого бизнеса реальны. И сельское хозяйство может использовать эту машину.

Сейчас постановление Российской Федерации о том, что дотируются проценты по всем модификациям ГАЗелей. И мы высвободили свои деньги – порядка 150 млн. рублей, чтобы по 50 тысяч платить тем, кто хочет заменить свою 7-летнюю ГАЗель на новую. Это небольшая сумма, но от 250 тысяч – солидная пропорция. Сейчас мы все должны сделать, чтобы поднять спрос. Думаю, что это  процесс реальный.

Вопрос: Еженедельно Вы посещаете по три-четыре района области, а иногда и больше? Очевидно, что нынешняя ситуация требует вашего личного контроля и вмешательства. По Вашим наблюдениям, чувствуется ли глобальный мировой кризис в глубинке? Как там преодолевают экономические трудности?

В.П.Шанцев:

- Конечно, даже если хотя бы один человек теряет работу, для него это трагедия и для его семьи. Если оценивать с точки зрения статистики, например, по безработным, то у нас ситуация не хуже, чем в других регионах. Но вместе с тем, я знаю, что в районах, если одно предприятие встало, это уже проблема, потому что даже 100-120 человек там просто некуда девать, нет рабочих мест. Но мы справляемся, есть общественные работы. Сейчас к тому же лето, люди живут ягодами, грибы пойдут. Есть природные условия, которые в летний и начало осеннего периода как-то смягчают эту ситуацию. Но по целому ряду наших районов мы вынуждены принимать серьезные решения и вкладывать большие деньги.

Например, в Шахунском районе в поселке Сява встало предприятие, на котором трудилось 1300 человек. Мы встретились, нашли инвестора. Нужно сейчас принимать все необходимые решения, как мы это сделали по «Дзержинскому Оргстеклу». Несколько месяцев понадобится, чтобы запустить это производство. Но еще, оказывается, на балансе этого предприятия есть железнодорожная ветка длиной в 60 километров, которая полностью пришла в негодность. Я с Сергеем Витальевичем Козыревым договорился, что следущей восстановят ветку в Сяве. И, конечно, эта постоянная реализация программы развития производительных сил районов  - очень важная вещь.

Если говорить в целом по социальным выплатам, могу сказать, что мы предвидели эту ситуацию. Самый уязвимый доход у нас – на прибыль. Мы его закрепили за областным бюджетом. И у нас теперь все муниципалитеты, за исключением только Нижнего Новгорода, выполнили свои нескорректированные бюджеты за 7 месяцев. Если у них есть перевыполнения, они могут какие-то дополнительные вопросы закрыть, например, аварийные. Поэтому ситуация с этой точки зрения в районах нормальная, подконтрольная. Бюджеты исполняются, и на местах это помогает людям решить первоочередные задачи.

Ситуация в реальном секторе экономики непростая, потому что многие предприятия работали на автомобильный конвейер. Приезжаешь, например, в Сосновское. Там автопромышленное градообразующее предприятие из-за сокращения объемов сократило персонал. Куда людей девать? Надо строить кирпичный завод, и еще есть целый ряд направлений, которые помогут решить эту задачу.

Поэтому здесь помогают две составляющие – бюджетная часть и реальный сектор экономики, бизнес. У нас по бюджетникам нет ни рубля задолженности по зарплате. Мало того, мы в этом году, несмотря на все трудности, на 25 % подняли бюджетникам зарплату. Мы понимали, что если люди не пойдут в магазины, не будут покупать, снизится спрос, снизится объем производства, а значит, не будет налогов. Это замкнутый круг.

Вопрос: Когда обсуждаются проблемы и последствия кризиса, очень часто называются сухие цифры, показатели, проценты. Сокращение бюджета развития – на 7,8 млрд. руб., рост безработицы до 32 тысяч человек, вакансий – 25 тысяч. За этими и другими цифрами стоят конкретные люди. Простому человеку важнее знать, как выжить в нынешних условиях, как защитить семью?

В.П.Шанцев:

Что касается сегодняшней ситуации, по процентному соотношению количества безработных на учете к общему количеству трудоспособного населения уровень безработицы у нас 1,79 %. При этом по России это 2,7 %. Конечно, у нас показатель низкий по сравнению с российским. Но мы должны учитывать, что еще есть люди, находящиеся под риском увольнения. Часть предприятий заявили о том, что собираются высвобождать людей, потому что у них нет возможности сохранять объемы. А работать в убыток каждый месяц – это не только поставить под угрозу всех сокращаемых, но и всех остальных, потому что если предприятие встанет, то никому уже не будут платить зарплату, и даже если люди не будут стоять на учете, это никак не улучшит ситуацию. Поэтому мы сейчас организуем предварительное обучение и переквалификацию людей, находящихся  под риском увольнения.

         Еще у нас немало особенно средних предприятий, у которых все происходит наоборот. Они не попали в эту зону риска и кризиса, у них, напротив, идет рост заказов, они диверсифицировали свой бизнес, они в одном месте проиграли, в другом – выиграли. Они ведут набор людей. Есть перечень специальностей, например, сварщики, слесари, которые требуются сегодня. Поэтому если человеку переобучиться в течение трех месяцев за счет средств бюджета, то он может найти рабочее место, служба занятости ему это обеспечит. Если есть временная остановка предприятия, то можно выйти на общественный работы, там тоже пусть небольшая, на уровне минимального размера оплаты труда в четыре с лишним тысячи, но есть заработная плата. И это дает возможность восстановить себя на прежнем месте работы.

Есть 25,5 тысячи вакансий. Я могу сказать, что некоторые приходят, отмечаются по вакансии, просят, чтоб им отказали, не взяли на работу, лишь бы только подольше постоять на учете. Это происходит потому, что многие не работают уж по 2-3 года, то есть кризис для них не стал новым явлением, они просто увидели, что безработным на учете платят, как они считают, большие пособия, а там платят в зависимости от последней зарплаты. Есть еще и такой момент, к нам на учет ставят людей из других регионов. Они в свое время уехали, там имели работу, а  их сократили (особенно это коснулось сферы строительства), и они вернулись назад, потому что постановка на учет ведется по месту жительства. И с этими людьми тоже надо заниматься, и переквалификацией, и направлять на виды других работ. Поэтому здесь исследуется ситуация и решается проблема каждого конкретного человека.

Вопрос: Слово кризис обычно пугает, но в Китае иероглиф, обозначающий этот процесс, имеет еще и другое значение - изменения, возможности, перспективы. В этом есть рациональное зерно. Говорят, что в России в период кризиса повысилась рождаемость. На трех работающих женщин – одна в декрете! За эти чуть более 9 кризисных месяцев что позитивного мы вынесли?

В.П.Шанцев:

- Вообще в кризисных явлениях позитивного мало, за исключением одного: разумный менеджмент на предприятии использует это время как передышку, чтобы поднять свою эффективность и свою способность к выполнению других объемов производства. Если потребление упало, на таких предприятиях ищут, как его поднять. И сейчас выигрывают те предприятия, которые могут перенаправить свои силы на какую-то другую деятельность. К сожалению, крупные предприятия здесь проигрывают, особенно автопром, потому что им перепрофилироваться сложнее. А многим средним предприятиям это время раскрыло глаза, что на одном виде продукции, да еще и не очень качественном, жить нельзя. Поэтому они сейчас пытаются купить новое оборудование, освоить новую, инновационную продукцию, выйти на рынки, на которых они раньше не существовали. И это мы все поощряем, потому что это самое правильное направление.

Эти явления все равно бы происходили, если б мы не развивались, не занимались стратегией, в том числе до 2020 года. Мы практически всем предприятиям прописали планы, но все думают, что эти планы еще далеко. Но так произошло, что спрос понизился. А если продукция была некачественная и так-то еле-еле потреблялась, то теперь она вообще встала вся. Поэтому времени на раскачку не стало. Сейчас надо собрать все ресурсы в кулак, тем более что и Президент этим занимается, и правительство. Надо ускорить модернизацию, оснащение, освоение инновационной продукции, которая никогда не будет не нужна, потому что ее будут потреблять быстрее, чем старую, потому что у нее совсем другие свойства и качества. Поэтому сегодня важно найти и финансовый, и человеческий ресурс, для того чтобы перейти в новое качество.

Вопрос: Если обозначить главные итоги, они у всех на виду: новый цирк, планетарий, метромост, дома для молодых специалистов, волжский мост, ФОКи, Дворец спорта. Это уже история области. Но были ли за эти 4 года менее заметные для широкой публики, но важные для Вас чисто по-человечески дела, которые бы вы отметили, потому что порой благодарность конкретного человека  важнее тех критериев и цифр, по которым обычно оценивают работу губернатора?

В.П.Шанцев:

- Вы знаете, я часто бываю в районах, и там, и в Нижнем Новгороде встречаюсь с людьми. Они подходят и говорят «спасибо, вы помогли». А я даже не помню, чем помог, потому что я сам всем помочь не могу, должна работать какая-то система. Эта система мне всегда была понятна. Я должен иметь прямую и обратную связь с населением. Поэтому я считаю, что у нас сейчас выстроилась такая работа.

Та же самая наша «горячая» линия, телефоны доверия, которые мы всем дали. Вы посмотрите, там ведь ни один сигнал не остается без реакции. Позвонил человек, у него, например, крыша течет, или освещения нет, или ветхий дом, или с жильем плохо, или со здоровьем плохо. Каждый этот сигнал отслеживается. Это делается, несмотря на то, что многие функции не относятся к ведению областного правительства.

Я считаю, что сейчас выстроены отношения и с муниципалитетами. Когда я первый раз встретился с главами районов, они все выдохнули: «Ну, наконец-то нас пригласили!» А я вообще не представляю, как без них работать. И вот мы выстроили эти отношения. Сегодня ни у одного главы района нет к нам вопросов: полностью по межбюджетным отношениям все, что им положено, к ним уходит. Плюс они работают сами, и мы ни копейки оттуда не забираем. Все остальное, что идет в областной бюджет, мы открытым способом, обсуждая со всеми, распределяем на так называемую  программу развития.

Невозможно жить в таких условиях, когда школы находятся в зданиях еще церковно-приходских учебных заведений, когда поликлиники 1929-го года постройки, дома культуры 1930-года постройки. Когда я начинал еще только анализировать ситуацию, не представлял, честно говоря, что есть такие диспропорции. Наверное, потому что в Москве работал, где таких диспропорций нет. Там по крайней мере довоенного-то очень мало. Если есть, то это серьезные объекты, которые не надо приводить в порядок, а просто поддерживать. Там проблема – снести пятиэтажку и построить новую. А у нас если бы были такие пятиэтажки, мы были бы только счастливы! Поэтому для меня то, что я увидел здесь, было ударом по нервам.  Когда я видел это поначалу, думал, может, это  в одном каком-то месте только? А потом – еще в одном, в другом, в третьем, в пятом, шестом…

Конечно, если выделять главные проблемы, для Нижнего Новгорода это метромост. Не построим – транспортный поток не пропустим просто, особенно если остановим на ремонт Канавинский мост. Что касается самого метро, в заречной части оно неэффективно, убыточно, а отсутствие связи с верхней частью города не позволяет разгрузить наземный транспорт. Знаете, сколько у нас автобусов и маршрутных такси идут через эти связи. Если бы шло это все под землей, у нас бы совершенно другая ситуация была в городе.

Да, я знаю, обо мне сегодня говорят, чем я известен? Говорят: «Он придумывает все какие-то проекты долгосрочные, а нам бы сейчас надо конкретное». Но никаких крупных изменений ни в городе, ни в регионе не сделаешь, если не будешь видеть перспективных программ и планов.

Мы создали административно-техническую инспекцию. Она сегодня владеет положением дел по каждому поселку, каждому району города. Мне каждое утро докладывают, сколько произошло аварийных ситуаций, в какие сроки устранили или устранят. А ведь за этим стоят десятки, сотни, тысячи людей, которые раньше не имели такой помощи. Раньше ведь как было: когда заблагорассудится какому-то там мелкому человеку в этой системе, кто решать-то вообще это не должен, придти туда, вот тогда только проблема решалась. Вспоминаю, по 200 тысяч у нас было отключений электроэнергии. Говорили, «а что, завтра утром встанем, пойдем на работу». Спрашивается, а как ночью-то без света-то здесь будет, а банки, магазины, все остальное? Поэтому необходима была система жизнеобеспечения, оперативная, адекватная, которая бы решала и текущие проблемы, и в то же время смотрела бы вперед, и все диспропорции снимала.

Мне часто говорят, «Валерий Павлинович, ваша любимая программа – физкультурно-оздоровительных комплексов». Почему я и правительство сделали упор на это даже в кризисной ситуации. Правда, вместо 11 в этом году восемь вводим, три мы все-таки решили не открывать, пока нет финансовых возможностей. Говорят, что вместо этого надо школы, детсады, поликлиники строить. Но эти все объекты у нас все-таки есть. Но у нас спорта-то вообще нет! В 2005 году мы занимали самое последнее место в Приволжском федеральном округе по обеспеченности спортивными объектами. И мы можем сколько угодно говорить об образовании, духовном воспитании, но, если мы не внедрим в наше общество сегодня (а я отвечаю за Нижегородскую область в данном случае) здоровый образ жизни, ничего у нас не произойдет, у нас люди будут убегать со своей малой родины, потому что им нечем заняться.  Как один собеседник мне говорил, что у нас ходить, говорить, пить и курить начинают одновременно, потому что больше нет приложения своим способностям. Это же очевидно – в тех городах, где мы уже построили ФОКи, ситуация коренным образом изменилась. Мы весь летний отдых построили на этих ФОКах, люди уже приходят туда просто отдохнуть, поиграть в любимые игры. Нас учили всегда, что спорт - это одно из главных звеньев. И школы поправим, и поликлиники поправим, и больницы поправим. Посмотрите, сейчас, что происходит с родовспоможением. Все роддома, все женские консультации перебрали, в том числе в районах. По крайней мере, три межрайонных центра делаем наравне с иностранными образцами, например, роддом в Семенове, на Бору, в Лыскове. Там то же самое оборудование, что в Москве или в Цюрихе.

И сейчас мы вошли в плановый режим решения этих проблем. Мне понадобилось три года, чтобы войти в этот режим. Ведь в 2005 году мы не имели ни одного землеотвода, ни одного комплекта рабочей документации, чтобы начать устранять эти диспропорции. Мы были в самой последней десятке по младенческой, материнской смертности, по рождаемости. И когда надо было начинать менять ситуацию, задела было никакого.  И вот только на 1 июля 2008 года вышли на плановый режим, когда на программу 2009 года был полный комплект для землеотводов и рабочей документации, прошедшей экспертизу. Мы бы справились с этой программой, но в связи со снижением доходов из-за кризиса мы ее скорректировали. Мы введем не 445 объектов, а 130. Но мы в 2005 году имели всего 5-7. Поэтому это все не пропадет, останется. И самое главное, что люди уже по-другому не хотят работать. Главы районов уже просто одолевают. Раньше вообще не приходили с этими вопросами, а сейчас они дерутся – кому-то ФОК надо, кому-то школу, кому-то водопровод. Они понимают, что появилась реальная система, которая реально это делает.

Меня спрашивают, как работает административно-техническая инспекция, что она делает, зачем они нужна? Вот приехал я в Пильнинский район, два моста вводили. А мне народ из соседнего поселка говорит, женщины говорят: «Спасибо вам, Валерий Павлинович, за мосты- то, но у нас вот колодец не работает. Несколько столетий работал, а теперь нет. Водопровод в одном месте забился, и ничего не работает. Дров нет, и нигде не купишь». Рядом стоит глава местного самоуправления. Я попросил объяснить. Но он, конечно, начинает объяснять, что специалистов и денег нет. Я обращаюсь в инспекцию, чтобы к завтрашнему дню они уже определились с тем, что там нужно сделать и сколько денег для этого нужно. Через неделю мне докладывают – все сделано. Колодец отремонтирован, водопровод починен, дрова завезены. Это говорит о том, что если эта система работает и население обращается, значит, верит власти. Мне говорят, «у вас стало больше обращений». А я радуюсь этому, не считаю критическим показателем. Если больше обращаются, значит, верят. А если не обращаются, значит, думай, почему, значит, ты никому не нужен, и власть твоя не эффективна. Это, считаю, моя самая главная задача была. Три года я потратил на то, чтобы эта система заработала: решение вопросов текущей жизни и выравнивание ситуации, удовлетворение потребностей населения по всей территории Нижегородской области.

Вопрос: Валерий Павлинович! Помните мальчика, который играл в варежках на баяне. Все помнят, что ветхий и аварийный фонд в Нижнем Новгороде, а еще и свалки мусора повсюду, произвели на Вас самое яркое и самое тягостное впечатление в начале работы на этом посту. Можете ли Вы сказать, что сейчас этого стало меньше?

В.П.Шанцев:

- Я могу сказать, что этот случай повлиял только в одну сторону – я нашел ресурс. И, несмотря на то, что это были функции не областного правительства, мы больше 100 домов тогда расселили накануне зимы. Я твердо понял тогда, что дома эти к зиме просто не подготовить. Помню, семья Паши, так звали этого мальчика, жила в трехкомнатной квартире, но дверь в одну из комнат была заколочена, потому что в этой комнате наружной стены не было вообще. Или такие, например, дома видел, когда на первом этаже живут, а на втором все сгорело. Я проехал и сам посмотрел на это. И мы тогда сказали мэрии Нижнего Новгорода, что нельзя к этому так спокойно относиться. И они сейчас к этому так не относятся.

Посмотрите, сколько семей они переселили из ветхого фонда за последние два года. Эта работа идет, мы получили необходимую поддержку из федерального бюджета. Это было признано приоритетной программой при реформировании ЖКХ. Мы уже больше 2 тысяч семей только за год переселяем. И самое главное, что эта программа пошла уже не только по Нижнему Новгороду, а еще в 24 районах области ведется. Строятся микрорайоны совершено отличные от того, что имеет жилой фонд даже немецкий.

Вообще у меня есть идея и такие задачи я уже поставил, чтобы мы объединили усилия с работодателями, с инвесторами, где строится какое-то предприятие или начинает строиться сельхозпредприятие. Вот мы складываем усилия, каждый делает свое дело. Например, есть деревня 19 века постройки, наши возможности позволяют сделать там 100 домов за 3-5 месяцев. И деревня из 19 века попадает в 21-ый. И новые микрорайоны мы и на Бору, и в Семенове, например, делаем от решения о реализации за несколько месяцев. Так и в деревне. Инвестор строит животноводческий комплекс, берет вокруг землю в аренду для создания кормовой базы, мы преобразуем новую среду обитания, делаем жилые дома и все необходимое – магазин, который мы будем передавать потребкооперации, дорогу делаем с твердым покрытием и небольшую среду обслуживания – химчистка, прачечная, чистка обуви, небольшой кинозал, небольшой спортивный комплекс. Эта идея, она очень вкусная, она у меня перед глазами стоит. Сейчас мы поднимемся чуть-чуть и будем это воплощать в жизнь, это реально. Нам надо это делать, потому что так дальше жить, как сейчас живут на селе, нельзя. Иначе не будут там люди оставаться и тем более туда приходить, если там негде будет работать, жить и отдыхать. Все мои визиты к молодым специалистам на селе, например, показывают, что они никуда уезжать не хотят, у них дети уже появляются.

Вопрос: Когда Вы приехали, область была в напряженной политической ситуации. Выборы сопровождались жесткой борьбой политических групп, иногда борьба была ради борьбы, а не ради результатов. В ближайшее время (в марте и октябре 2010г.) в область вновь состоятся выборы. Для Вас предстоящее голосование – это дополнительная головная боль или все-таки возможность повлиять на ситуацию, качественно изменить руководящее звено в городах и районах области?

В.П.Шанцев:

- Я не могу надеяться, что состав у нас качественно обновится, потому что никто из других регионов не приедет, не будет на нас работать. Поэтому моя задача – правильно распределить людей, которые есть. Я убежден, что новая система, которую мы сейчас внедряем в управление, должна быть адекватна ситуации. Глава местного самоуправления должен возглавлять представительный орган власти. Он определяет всю систему взаимоотношений с населением, общается с населением, местные нормативные акты готовит. Он должен выступать регулярно в средствах массовой информации, разъяснять людям,  что происходит в стране, в области, потому что Президент и губернатор до каждого человека не дойдет. Поэтому для этого и нужен руководитель органов местного самоуправления. Он даже не является государственным чиновником, он муниципальный служащий. А дальше по контракту назначается глава администрации. Он должен носиться по этому поселку, району, смотреть, где, что не так,  каждый день своим контрактом отвечать за эффективность своей работы. Если что-то не так, он должен ответить, почему. У него есть весь ресурс, который ему утвердило Земское собрание, городской бюджет, есть возможности дополнительно заработать, есть возможности по межбюджетным отношениями получить субвенции, дотации. Он должен это все реализовать. А когда человек один раз пообещал, когда его избирали, а потом оставшееся время говорит: «Меня избрал народ, от меня отстаньте», это не дело. У нас в Кулебакском районе глава целый год отсутствовал, и что? Даже отстранить его нельзя. Он написал заявление, а нас спрашивают, его подпись или нет, и просят провести графологическую экспертизу. Многие города уже перешли на контрактную систему работы главы администрации, а в Приволжском федеральном округе по сути остались только мы и Самара. Эта система очень эффективно работает по одной простой причине, потому что исполнительная власть должна работать как часы.

Эта система работает во всем мире. Я проблему эту изучал, был членом Союза российских городов, членом президиума Конгресса муниципальных образований. От Москвы я все время ездил, изучал этот опыт. И я все время спрашивал: «Скажите, у вас так хорошо люди живут, потому что местное управление, или у вас местное самоуправление есть потому, что люди хорошо живут?». Все говорили, что у них местное самоуправление есть потому, что люди хорошо живут. Дело в том, что люди все свои потребности, если они хорошо живут, удовлетворяют сами, без власти. А вот власть им нужна, чтобы решать общие вопросы взаимного поведения, отношения друг к другу, для нахождения компромисса. У нас один решает и делает сам, и ответственности нет никакой.

А посмотрите на наш Саров! Ведь 131-ый Федеральный закон запретил в закрытых административно-территориальных образованиях  проводить выборы главы, там система контракта давно существует, когда есть глава города и есть глава администрации. Эта работа там ведется с самого начала, потому что с закрытыми городами шутить нельзя. Поэтому я убежден, что если мы этот шаг сделаем, то система решения стратегических вопросов развития ляжет на эту систему местного самоуправления, и наша область, каждый поселок, каждый город будут нормально развиваться.

Вопрос: Валерий Павлинович! Когда в 2005-м Вы пришли в регион, сразу сказали, что намерены проработать два губернаторских срока. За четыре года куда только вас не отправляла народная молва: и Сочи строить, и в Москву и в Московскую область. А Вы бы хотели остаться в Нижегородской области еще на 5 лет?

В.П.Шанцев:

- Я говорил тогда про как минимум два губернаторских срока, потому что глубоко убежден, что вообще любой регион брать на пять лет на свои плечи и потом уходить, это неправильно, потому что я, например, только первые три года потратил на то, чтобы улучшить механизм управления, чтобы расставить каким-то образом людей. Сейчас первый год, когда мы начинаем работать в отлаженном, понятном режиме. Кризис, конечно, снизил результаты, сейчас тяжело, трудно, приходится менять эту систему: раньше она работала в атоматическом режиме, сейчас все больше приходится вручную управлять. Я понимаю, что это пройдет, а сколько планов еще нереализованных!

Я никому, по-моему, за это время не давал повода усомниться в моем желании остаться на два срока. Я работать люблю, хочу работать, и если мне Президент доверит следующий срок, я с радостью соглашусь. Каких-то причин не сделать этого, думаю, у него сейчас нет. Мы и с предыдущим Президентом, и с Дмитрием Анатольевичем встречались несколько раз. За эти годы я полюбил Нижний Новгород, Нижегородскую область, знаю много людей, доверяю им, дискомфорта не ощущаю. Что касается Сочи, Московской области,  Москвы, я твердо могу сказать, что если Президент внесет мне какие-то предложения, я будут их рассматривать, так же, как я рассматривал Нижегородскую область. Сегодня в первую очередь спрашивают твое желание, у нас другая страна стала. Я уже работал в той системе, когда мне говорили, «придешь туда, а трудовая книжка за тобой приедет». Я этот путь прошел, сегодня у меня появилось право выбирать самому, что я и буду делать, тем более что мои возможности мне позволяют так поставить вопрос.

Вопрос: Валерий Павлинович! Жители Нижегородской области уже привыкли к тому, что ничто человеческое нижегородскому губернатору не чуждо. Вы занимаетесь спортом, играете в бильярд,  с удовольствием ловите рыбу, при случае можете и анекдот рассказать и вдохновенно поете. Никогда не мечтали о карьере певца, или это у Вас душа рвется наружу?

  В.П.Шанцев:

- Да нет, в общем не было у меня ни одного такого момента в жизни, когда я пытался изменить свою профессию, карьеру. Мне нравится моя работа, на территории, с людьми. Я считаю, что когда ты работаешь с людьми, ты, прежде всего, должен быть нормальным человеком, не сидеть царем, чтоб потом тебе сказали, как у Филатова в «Стрельце»: «Ну-ка, сдвинь корону набок, чтоб не висла на ушах!» Я стараюсь показать всем, что я такой же человек, как они, что у меня не хватает времени на все, но надо уметь распределять это время, работать над собой. Здоровый образ жизни, нормальное общение – вот то, что сегодня может нам помочь  в развитии нашего общества, нашей страны.

Как это ни банально, я хочу показать и собственным примером, что это нормально и этим надо заниматься, потому что, когда я со своим сыном и дочерью занимался, я видел людей, которые по три часа ездили в один конец со своими детьми, чтобы дать им возможность заниматься спортом. Из Московской области в Москву гоняли люди. И когда сейчас слышишь, что некогда заниматься, а возможностей становится все больше, ясно, что ничего хорошего не будет. Я думаю, что и средства массовой информации должны все чаще призывать к тому, чтобы люди свою жизнь ценили. Самое главное, это надо донести до тех, у кого есть проблемы.

Если мы говорим о среднем классе, то они уже все в фитнес-клубах сидят, на корпоративных вечеринках  их не увидишь, они либо минеральную воду попивают, либо легонькое винцо. Они уже понимают, что жить надо дольше, что жизнь прекрасна и удивительна. А вот люди, у которых много проблем и которым жизнь доставляет больше недовольства, чем удовольствия, они сейчас носители прежнего образа, когда думали «выпью и забуду, покурю и забуду, а там очнусь, опять выпью». Это самое страшное. И надо вывести людей из этого состояния, потому что это неправильно.

И то, что мы больше всех употребляем алкоголь и в нашей стране распространение наркотиков в 20 раз больше, чем, например, в Германии, говорит о том, что мы как раз еще не задумались об этом. По наркотикам все страны прошли три стадии. Первая – не обращали внимания, потом испугалась, потому что у людей, которые употребляют героин, жизненный ресурс от 2 до 4 лет. Кому повезет, тот 4 года проживет после начала, кому не повезет, тот два. И посмотрите, что на кладбищах творится? Там 26, 27, 28-летние пластами лежат. А мы еще не испугались! Вот некоторые страны испугались и потом поняли, что надо мобилизовать все здоровые силы общества на борьбу с пьянством и с наркоманией, иначе – конец, деградация страны и общества. Нам надо не пугаться, потому что российский народ не испугаешь, надо просто понять всем своим существом эту опасность и уходить от этого зла в каждой семье. А для этого те, кто это уже понимает, должны сами своей жизнью показывать, как жить правильно.

Вопрос: А какие виды – командные или единоборство – вы предпочитаете и спорте и в политике?

В.П.Шанцев:

- Что подразумевает политика? Все время говорят, что губернатор должен быть политиком, иметь определенный стиль. Мне почему-то чаще всего приписывают авторитарно-бюрократический стиль управления, хотя я с этим глубоко не согласен, все мои подчиненные знают, что я всегда всех выслушиваю до конца. Выслушиваю все точки зрения, даю возможность всем выступить, что на заседании правительства, что на совещаниях. Но потом, выслушав всех, я принимаю решение, выбирая наиболее эффективное и рациональное предложение, на мой взгляд. Ответственность все равно на губернаторе, это его функция принимать решение. И когда мне говорят, что я часто принимаю много решений, я удивляюсь, а что я должен делать, сидеть и говорить, делайте, как хотите, а я не знаю?

 Что касается современных методов управления рыночной экономикой, по-моему, я за 4 года уже доказал, что в рыночном поле я вполне способен разобраться, и менеджеры крупных предприятий, когда мы рассматриваем их ситуации, прислушиваются к нашим советам, и мы их поправляем, и решаем эти вопросы. Наши многие программы давно уже работают на рыночных условиях, на конкурентоспособности. Я как губернатор всегда должен находить нужное решение, как действовать, командой или единолично, кому поручать, кому-то одному или команде. Конечно, должно быть так, чтобы люди понимали ситуацию одинаково. В правительстве все понимают, что область нуждается в развитии и в то же время нельзя запускать текущую жизнь. Другое дело, что каждый должен иметь какую-то свою задачу и решать ее.

Что касается спорта, я люблю и командный, и единоборство люблю. Любовь к спорту у меня заложена с детства. Это и бокс, и борьба, и лыжный спорт,  и водно-моторный спорт, когда один на один, и в то же время футбол, хоккей, баскетбол, я даже в гандбол играл – третий мужской разряд имею. Поэтому и то, и  другое люблю. У человека так всегда в жизни и бывает, он и в команде, и один. И везде он должен принимать решение, то ли пас отдать, если так лучше команде, то ли самому пробить, чтобы команда выиграла. Всегда надо искать этот компромисс. И нельзя кого-то обвинять, что пас не отдал, ударил и промазал, в следующий раз попадет!

Вопрос: Когда Вы приехали в Нижегородскую область, по сути, были варягом. И простые нижегородцы и известные политики, бизнесмены относились к Вам настороженно, с недоверием. Сейчас, общаясь  с людьми, стали ли Вы «своим» для нижегородцев. Как Вы считаете? И какими вы нашли нижегородцев за эти четыре года, отличаются ли они чем-то от москвичей?

В.П.Шанцев:

- Я пролистал всю историю Нижегородской губернии до Великой Октябрьской революции и дальше, советское время и постсоветский период. И не нашел, чтобы кто-то регионом руководил из коренных нижегородцев. Даже если вспомнить ближайших моих предшественников. Один родился в Красноярске, другой в Воронеже, третий в Сочи. Нельзя сказать, что я резко от них отличаюсь, хотя, наверное, если посмотреть исторически и географически, то Костромская область и село Сусанино, где я родился, входили в состав Нижегородской губернии одно время. В какой-то степени можно было бы сказать, что я на этой земле родился. Другое дело, кто и где работал. Я могу сказать, что когда я начал работать, я, конечно, прежде всего, познакомился с людьми. Мне все прописывали. И сейчас некоторые говорят. В чем ошибка Шанцева? Мы-то надеялись, что он из столицы привезет таких управленцев высокого класса, что они быстро перестроят нашу область. Во-первых, предыдущий руководитель как раз из столиц всех привозил, но ничего не получилось. Я знал, что большого количества москвичей в систему управления Нижегородской области я не приведу, рассчитывать на это было бессмысленно. Поэтому некоторых людей, и то не на первых ролях, я привез, они поработали какое-то время, кто-то ушел, кто-то пришел, это естественная жизнь. Я же знакомился с нижегородцами и все больше и больше убеждался, что здесь достаточное количество нормальных, талантливых людей, которые в состоянии делать дело. Поэтому ходит очень много мифов и рассказов. А я все четыре года чувствую себя комфортно со всеми, кто хочет, чтобы мы делали общее дело, развивали образование, здравоохранение, культуру, спорт, производство.

Однажды я читал, что Шанцев поставил задачу создать новую элиту Нижегородской области. Честно говоря, у меня никогда даже в голове такой задачи не было. Эта задача какая-то непосильная, тем более надо еще разобраться, кто себя называет этой элитой. Видимо, каждый думает о себе. Но кто-то даже не задумывается об этом. Высший профессорский состав – это элита? Элита. Учительский корпус, врачи, главные специалисты, профессора, командный корпус наших промышленных предприятий - все эти люди по праву должны входить в ядро управления, они должны вместе принимать решения.

Недавно я прочитал в одной газете статью, что бы было, если б Шанцев не пришел. И у кого только зародилась эта мысль написать такой аллегорически рассказ. Большинство из того, что там было написано, неоправданно. Я понимаю, что человек меня хотел защитить. Но я, честно говоря, не нуждаюсь в защите, потому что твердо понимаю, что мне надо делать. И я буду этим путем идти, общаясь с населением, а я это делаю в неделю по нескольку раз и вижу, что курс нижегородцами поддерживается, и то, что я желаю, всем нравится, и что за четыре года я ничего плохого не сделал, а только хорошее. Поэтому я буду продолжать так и дальше. 85 % моих резолюций – позитивны. И своей политикой я считаю помощь людям, оказывать им поддержку в решении их вопросов, одного человека, ста, тысячи и так далее. Если 3,5 млн. населения Нижегородской области через какое-то время скажет , что я помогал им все это время, я буду рад. Самое главное в моей политике – каждый день делать добро людям.

Вопрос: Вы считаете себя счастливым человеком, и из чего для вас состоит счастье?

В.П.Шанцев:

- Считаю, я могу сказать, что по большому счету в жизни мне везло, и везло часто. Все считают, что каждый человек заранее определился и идет по своей карьерной лестнице, расталкивая всех локтями. В моей жизни ничего так не происходило. Я все время работал, и меня приглашали на ту или иную работу. И куда бы я ни приходил, всегда попадал к людям старшего поколения, которые учили  терпеливо, настойчиво и говорили, что правильно, а что неправильно. Повезло с учителями, как говорится, и в школе повезло, и в жизни. Я подчеркиваю, что у меня у отца четыре класса образования, работал он простым инженером в транспортном цехе маленького завода шлифовального инструмента, а мама была рабочая. У нее было семь классов образования, штамповала круги, я приходил к ней иногда, штамповал вместо нее, нажимал на рычаг этого пресса. Не могу сказать, что меня вела куда-то какая-то рука. А потом сильные мира того не отправляли своих детей в исполкомы, в райкомы партии, они во внешнюю торговлю их в основном определяли.

Поэтому мне пришлось пройти трудный, но счастливый путь, когда видишь результаты своего труда, как люди радуются тому, что сделал для них. Я могу проехаться по Москве (и как-то раз так я проехался) и показать, что я сделал инициативно, не в общей команде, а сам, и люди до сих пор этим пользуются. То же самое я пытаюсь сделать и сейчас. И это приносит мне счастье.

Просто по-человечески я тоже счастлив. У меня красивая, умная жена, прекрасные, красивые дети, внуки, такие, что не нарадуешься! Поэтому я считаю себя счастливым человеком, мне в жизни повезло.

 

 

Дата создания страницы: 07.08.2009
Дата модификации страницы: 07.08.2009
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet