Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

13.05.2009 11:33Валерий Шанцев: С нынешней молодежью работать интереснее, чем 20 лет назад

2009 год объявлен Годом молодежи. О том, какие проблемы интересуют молодежь Нижегородской области, и о том, как их решать, журналистам рассказал глава региона Валерий Шанцев. Он также поделился воспоминаниями о своей молодости и тем, что тогда волновало молодое поколение.

 

- Что нужно сейчас, на Ваш взгляд, сделать для молодежи? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П. Шанцев: Самое главное – создать условия для каждого, чтобы он мог себя полностью реализовать, чтобы он мог вырасти здоровым, сильным, получить хорошее базовое образование, чтобы он мог получить все то, чем богато наше общество, чтобы он мог познать духовную культуру, традиции, обычаи, все то, что отличает Россию от других стран, чтобы он понял, в чем заключается наша самобытная культура, чем она богаче, чем все остальные. Я не думаю, что формальное наличие каких-то молодежных организаций решит все проблемы, они и раньше не решались таким образом. Во многих городах, регионах сохранены пионерские организации, только они по-другому называются, сохранены также и молодежные организации. Сегодня много молодежных организаций по интересам, особенно в студенческой среде. Все это в комплексе тоже дает свой определенный плюс. Молодежь неформально объединяется по территориям, по городам. Все это продолжается, только сегодня это, может быть, не так заметно. У нас какое-то время было немодно говорить, что молодежь у нас кем-то организуется или самоорганизуется. Человек не может жить один, он все время пытается с кем-то объединиться, пытается быть в обществе, в компании, одиночка – это не тот стиль жизнь, который может получить широкое развитие в России.

 

- 2009 год объявлен Годом молодежи, в рамках которого идут различные мероприятия. Например, есть сайт, где молодые люди вывешивают свои проекты и потом организуют встречи, семинары. Я знаю, что в Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле эти семинары часто организуются. В Нижнем Новгороде этого почему-то нет. Как Вы думаете почему? Какие мероприятия проходят в Нижегородской области в рамках Года молодежи? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: Я думаю, что в Нижнем Новгороде СМИ мало интересуются жизнью молодежи, мало рассказывают об этом, а в перечисленных городах этим, наверное, больше занимаются. Есть такая программа РОСТ – Россия. Ответственность. Стратегия. Технология. Эта программа родилась именно в Нижнем Новгороде. Именно здесь молодые люди объединяются в так называемые информационные бригады, разрабатывают новые проекты, которых не было нигде, а потом существующее в нашей области жюри рассматривает эти проекты и помогает им реализоваться. Самые лучшие из них оплачиваются. У нас осенью 2009 года будет проходить финал всероссийского конкурса инновационных проектов. Это признак того, что нас уважают в этом плане. Вообще изобретательство, творчество – это, наверное, исторические корни нижегородской земли. У нас очень много примеров, когда наша область веками была первой. 7 мая мы отметили День радио. Именно у нас А.Попов впервые продемонстрировал свою беспроводную передающую систему. Только за год, в том числе с участием молодых ученых, у нас оформляется более тысячи новых субъектов интеллектуальной собственности. Студенческие творческие бригады признаются во всей России. Надо об этом больше писать. Например, наши молодые программисты на международном конкурсе заняли 1 и 2 места. Можно приводить таких примеров очень много. Поэтому проект развития инновационных разработок – один из самых главных в 2009 году.

 

Кроме того, летом у нас начинается проект «Дворовая практика», который реализуется также не первый год, но в 2009 году он станет более масштабным. В рамках этого проекта старшеклассники, студенты приходят в наши дворы и организуют досуг ребят от 5 до 20 лет. Там и спортивные, и культурно-массовые мероприятия. Мы в свою очередь финансируем эту программу.

 

Второй важный проект – «Золотые руки» – конкурс среди молодых людей различных рабочих профессий.

 

- Какие направления молодежной политики правительство области считает основными и будет поддерживать в приоритетном порядке в Год молодежи? (газета «Известия НН»)

 

В.П.Шанцев: Это здоровый образ жизни, его пропаганда, создание материально-технической базы, системы занятий физкультурой и спортом. Также совершенствование системы образования, создание системы методики, материализации ее в каждой нашей школе, оптимизация школьной системы. Третье направление – научно-техническое творчество. Четвертое – занятость молодежи. Пятое - создание нормальных жилищно-бытовых условий.

 

- Вы уже упомянули о «Дворовой практике», а какие еще мероприятия, на Ваш взгляд, надо проводить для молодежи именно в летний период? (РИА «Время Н»)

 

В.П.Шанцев: Я думаю, что надо развивать, прежде всего, традиционные, оправдавшие себя формы и методы работы. Например, это студенческие отряды. У нас сегодня более 40 студенческих отрядов, в которых около 1,5 тысячи студентов. Есть и строительные студенческие отряды, и отряды проводников и педагогические. Ребята будут работать на строительных объектах инфраструктуры, на поездах ГЖД, педагогические отряды будут работать в нашей области, в Московской, Ленинградской, во Владимирской областях и даже в Краснодаре.

 

Третье направление – это активное участие в общественных работах, которые сегодня оплачиваются из федерального и областного бюджетов. Надо приводить наши города, рабочие поселки, районные центры в порядок. У нас сейчас проходит конкурс на самый благоустроенный поселок. Конечно, мы всю местную администрацию настраиваем на то, чтобы как можно больше этих мест было занято молодежью. Когда молодежь сама приводит в нормальное состояние свое жилище, то потом будет меньше желания портить и грязнить все это.

 

Другое направление – это создание всевозможных лагерей, особенно для трудных подростков. Военно-патриотическая работа, поисковая работа. У нас многие ездят на поля сражений в годы Великой Отечественной войны, посещают и Брест, и Курск, и Вязьму…Ведут раскопки захоронений, отыскиваются новые фамилии той войны.

 

- Одна из главных проблем для молодежи – получение качественного образования и дальнейшее трудоустройство. Сейчас в системе образования есть такая проблема: часто специалисты после ВУЗов оказываются невостребованными на рынке труда. Отсюда разговоры во властных структурах о том, что надо внедрять систему заказа на образование как государственного, так и бизнес-заказа. При этом государство может выступать посредником между бизнесом и образовательными учреждениями. Как Вы относитесь к этому и что можно сделать на региональном уровне? («Российская газета»)

 

В.П.Шанцев: Идея эта не нова. Мы все время ругали госпланирование, думали, что рынок все расставит по местам, обязательно там, где есть потребление, возникнет удовлетворение этого спроса, особенно в сфере образования, потому все больше и больше семей и молодых людей хотят получить  высшее образование. Сейчас больше возможностей сделать это, чем в советское время, потому что больше стало ВУЗов, в которых можно получить образование, не сдавая какие-то трудные экзамены, а имея определенные средства. Если раньше получение диплома открывало тебе дорогу в жизнь, то сейчас сама корочка ничего не открывает. Только знания могут тебе помочь. Сегодняшнее понимание возможностей образования несколько другое. Если говорить о самой системе, то, наверное, было бы неплохо иметь такую систему, но на практике ее сделать очень непросто. Потому что даже собрать такую статистику, где и кому нужны какие специалисты, и запланировать это на 5 лет вперед – это непростая системная задача. Поэтому в жизни она решается непросто. Ни один коммерческий ВУЗ не будет заниматься этим бизнесом, если результатом не будет удовлетворен тот, кто пользуется этими образовательными услугами. Можно 5 лет просуществовать, потом закрыться. Сейчас многие ВУЗы имеют очень серьезную двустороннюю связь: с одной стороны, они имеют связь с системой среднего образования, с тем, чтобы отобрать оттуда лучших учащихся, чтобы у них был хороший контингент студентов, а с другой стороны, они имеют связь с крупными научно-исследовательскими институтами, заводами, бизнес-структурами, которые имеют потребность в этих кадрах. И та и другая связь – это и есть своеобразное планирование – отбирают лучших, готовят их в течение 5 лет, потом они проходят практику в учреждениях. У нас есть кафедры в ВУЗах, которые имеют связь с научно-исследовательскими институтами, фирмами. Например, ИНТЕЛ открыла лабораторию в нашем университете Лобачевского для того, чтобы там могли учиться на самых современных методиках программисты. Сейчас у них работает 600 наших программистов, а они заказали 3000. Это прототип своеобразного планирования. Форма регионального, отраслевого планирования, форма постоянных договорных связей – самая главная, потому что она конкретная. Потому что планирование общими цифрами по стране – это ничего не даст, это прогнозы, которые потом могут не осуществиться. Можно взять тех людей, которые способны освоить все те сложности профессии, создать материально-техническую базу. В каждом университете создать базу для получения практических знаний нереально, материальная база постоянно меняется. Нужны колоссальные средства, чтобы иметь лабораторную базу в каждом ВУЗе.

 

- В достаточной ли, на Ваш взгляд, степени ведется работа по военно-патриотическому воспитанию молодежи, в частности, не пора ли на законных основаниях вернуть в школу начальную военную подготовку? (газета «Земля нижегородская»)

 

В.П.Шанцев: Во-первых, нужно воспитывать тягу к патриотизму. Надо делать так, чтобы молодые люди знали, кто их предки, где они похоронены. Мы сейчас очень серьезно занимаемся созданием музеев боевой славы. Хорошо говорить об общей истории, но людям ближе их малая родина: когда видишь фотографии, где человек молодой, а на другой – его внуки… то это ближе воспринимается. Поэтому я думаю, что военно-патриотическая работа должна быть системой, созданной для того, чтобы человек при желании мог туда придти и все получить, чтобы это желание формировалось в нашей общей среде, чтобы над человеком, который вчера посетил музей боевой славы, а сегодня рассказывает в компании, не смеялись за это. В этом плане сознание очень сильно меняется по сравнению, например, с 5-6 годами назад, когда это было немодно.

 

Что касается начальной военной подготовки, то я не вижу необходимости возвращать ее в школу, потому что не все планируют у нас стать профессиональными военными, армия сокращается, переводится на контрактную основу. Зачем каждая девчонка и каждый мальчишка должен осваивать эти элементы? Должна работать система кадетских корпусов, система учебных заведений с каким-то определенным профилем. А всеобщая военная подготовка – это, наверное, уже вчерашний день.

 

- Недавно Вы побывали в кадетском корпусе в Балахне. Расскажите, пожалуйста, о Ваших впечатлениях (газета «Нижегородская правда»)

 

В.П.Шанцев: Впечатления очень хорошие. Я думаю, что сама система кадетских корпусов и кадетского образования очень перспективна, потому что она зарекомендовала себя не только сегодня, она очень активно работала в дореволюционное время. Не все кадеты стали военными, многие из них стали государственными деятелями, поэтами, писателями. На мой взгляд, важна сама атмосфера кадетского корпуса, и это отмечают все преподаватели, а я беседовал со многими: когда дисциплинирована вся жизнь, весь учебный процесс, то это позволяет добиться больших результатов. Преподаватели рассказывают, и сами ребята это подтверждают, что они не всегда приходят подготовленными в кадетский корпус, приходится им подтягиваться. Как мне сказал один учитель истории, там интереснее работать, и сам развиваешься, и ребята, и взаимоотношения совершенно другие. Самое главное, что это не только муштра. Они учатся бальным танцам, имеют развитую систему дополнительного образования, где у них культурная программа, посещение памятников истории, театров. В школах мало кто смотрел фильм «Тарас Бульба» в кинотеатрах, а эти уже посмотрели. Развит у них и спорт. Кроме того, практически все ребята владеют навыками самозащиты, многие занимаются прикладными видами спорта, которые в дальнейшем помогут им стать нормальным людьми, способными защитить себя, своих родных, родину. Я считаю, что это движениу надо развивать, но надо следить за тем, чтобы не получилось так, что он закончит кадетский корпус, желание имеет дальше идти, а возможностей нет.

 

- Ваш отец - участник Великой Отечественной войны. Какие у Вас личные воспоминания связаны с этим, насколько достоверно сейчас образ войны через кино, телевидение доходит до молодежи? Какой Ваш любимый фильм о войне (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: Мой отец прошел всю войну, начинал ее уже взрослым человеком, отслужившим в армии, он родился в 1914 году. Прошел войну от рядового до капитана, командовал в последние годы ротой противотанковых ружей. Он рассказывал много о войне. В детстве я общался в кругу его друзей, которые любили ходить в гимнастерках, с орденами и медалями, потому что они в гражданской жизни чувствовали себя менее комфортно, нежели в военной обстановке. Они оживали, расцветали, когда вспоминали о войне. Сначала, когда они собирались, это были очень массовые встречи. Со всей страны приезжали люди, которые воевали вместе с моим отцом, в парк Сокольники в Москве. Я видел, что сначала приезжали полковники, потом они перестали приезжать, потому что они были постарше солдат, и их просто не стало уже, жизнь вносила свои коррективы. Это были очень интересные встречи, очень интересные люди. Они вспоминали всех тех, кто не дожил до светлого Дня Победы. Вспоминали и балагуров, весельчаков, и вспоминали всех тех, кто был все время грустный. Вспоминали профессионалов, тех, кто на их глазах совершали подвиги, при чем такие, которые трудно даже было осмыслить.

 

Большинство фильмов военного времени правдивы. Я считаю, что они правдиво рассказывают о том, что происходило на войне. Большинство фильмов, которые появились в так называемые смутные времена, созданы людьми, которые хотели, чтобы точка зрения отдельных людей, с которыми не все согласны, была бы представлена на суд. Можно представить ее на суд, но только не обобщая, что так было на самом деле. Можно опросить 100 человек, 99 из которых выскажут одну точку зрения, а можно показать того одного, который выскажет совершенно обратную точку зрения, и сказать, вот видите, какая точка зрения. Я в свое время испытал это чувство, когда долгие годы мы наших людей приучали к тому, что написано в газете и показано по телевизору, - это правда. Человек очень терялся, когда ему глаза в глаза высказывали совершенно другое.

 

Мой отец отрицал утверждение, что солдатская жизнь в годы войны была сущий пустяк. Командир после каждого боя, прежде всего, отчитывался за потери, которые были совершены. Любой командир знал, что прежде чем организовывать атаку, надо было провести артподготоку, разведку и так далее. Если он по каким-то причинам не сумел обеспечить полный набор военных технологий, то приходилось отвечать погонами и иногда даже перед военным судом. Особенно когда наши уже входили в освобожденные поселки, то немцы минировали игрушки, погреба. Если не смогли в открытом бою, то тогда пытались в таком нечестном бою нанести нам потери.

 

Отец рассказывал, что когда его посылали за пополнением в тыл, то ему новобранцы говорили: «Что вы прогибаетесь? Что вы перед немцами пасуете? Надо их давить». Отец говорил, как только просвистели у них пули над головой, то они с поля боя – ползком до самой передовой, а когда не слышали этого свиста, то кажется все так просто, так легко.

 

Повседневная солдатская жизнь складывалась не из чего-то такого необычного, а из обычных взаимоотношений, борьбы характеров. Это были не только приказы, но и убеждения.

 

Мой любимый фильм о войне – «В бой идут одни «старики»». Знаю его практически наизусть, смотрел его не меньше 100 раз, никогда я его не останавливал на середине, все время досматривал до конца.

 

 

- Сейчас многие молодые люди побаиваются создавать семью, рожать детей из-за отсутствия достаточной жилплощади, низкой зарплаты. Ипотека для нас представляется чем-то неприподъемным. Можно ли как-то помочь молодым семьям? Были ли такие проблемы в Ваше время? Труднее или проще было? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: В советское время молодому человеку вообще было невозможно приобрести квартиру, за исключением того случая, когда родители покупали новую квартиру, а ты оставался в старой. Существовала очередность на бесплатное жилье, в очереди первые позиции занимали, конечно же, ветераны ВОВ, ветераны труда, люди больные какими-то болезнями. Как таковой очереди для молодых просто не существовало. Купить жилье было невозможно. Сказать, что в советское время молодая семья имела широкие возможности купить квартиру, - сказать неправду. Я считаю, что в существующих условиях молодая семья имеет гораздо больше возможностей получить жилье. Есть, например, федеральная программа «Молодая семья». Там можно получить субсидию до 60% стоимости квартиры. За 2007-2008 гг. у нас такую субсидию получили 1200 молодых семей. Во всех районах есть соответствующие службы, которые ведут учет молодых семей. Чтобы попасть в эту программу, надо соблюсти несколько условий. Кроме того, работают наши программы поддержки молодых специалистов с высшим образованием в области образования, здравоохранения, культуры, спорта. Есть жилищная программа для молодых специалистов агропромышленного комплекса. Существует социальная ипотека, корпоративная. Это все для молодых, потому что пенсионеру кредит на 25 лет никто не даст. Сегодня надо поддерживать строительный сектор. Прежде чем строить, надо понять, для кого строить. Если нет потребителя, то можно сколько угодно строить, дома просто будут стоять. Поэтому государство выделило только на 2009 год 30 млрд.рублей для создания государственной ипотеки, когда кредиты получают не через банк, а через территориальные агентства ипотечного кредитования. У нас, например, работает такое агентство «НИКА». Нижегородская область из этих 30 получила 2 млрд.рублей. Кроме того, в уставной фонд «НИКи» из областного бюджета перечислили 144 млн.рублей с тем, чтобы проценты по кредитам были на уровне 13%.

 

Второе направление – корпоративная ипотека: предприятия, где работают люди, желающие взять ипотеку, могут помогать таким людям. Кроме того, появилась и уже реально работает социальная ипотека, где уже региональное правительство дает свои субсидии с тем, чтобы снизить процент по кредиту.

 

- Как Вы относитесь к физическим наказаниям детей, и как воспитывали Вас? (газета «Нижегородская правда»)

 

В.П.Шанцев: Отношусь к этому плохо, потому что никакого эффекта, кроме озлобления не получается. Со мной такое было несколько раз, но за дело. Но получал от матери, отец меня ни разу пальцем не тронул, он, наоборот, очень тихо, но строго, объяснял, что желание дальше что-то такое делать абсолютно пропадало. Причем тобой руководил не страх, а желание остаться нормальным человеком. Всякое и у меня было в воспитании детей. Но я всегда старался находиться в дружеских отношениях со своими детьми, пытался сделать их равными себе. И я убедился, что это правильно, у нас сегодня очень хорошие отношения, дружная семья. Когда мы собираемся все вместе, то мы очень довольны всегда, что мы встретились. У детей сформировано нормальное понимание жизни, нормальные потребности. Это передается и внукам. Как-то я пришел с внуком, которому тогда было лет 8, сейчас ему уже 14, в магазин, хотел купить ему конструктор. Он выбрал какой-то конструктор за 200 рублей. Я ему показал на другой, подороже. Он сказал, что мама бы сказала, что это плохо.

 

- Верите ли Вы в любовь с первого взгляда, и помните ли Вы свою первую любовь? (газета «Нижегородская правда»)

 

В.Шанцев: Мне трудно сказать, с первого или со второго взгляда возникают чувства, потому что взгляд – это что-то такое мимолетное. Я свою первую любовь помню, потому что живу с ней до сих пор, – это моя жена. В 1962 году я увидел девушку на первом курсе московского авиационного техникума. У нас в группе было 30 человек: 23 мальчика и 7 девочек. Конечно, все обратили внимание на эти 7 девочек. Я выбрал, боролся за нее. Не скажу, что это было легко, но победил. Потом я ушел в армию, она меня ждала. Когда пришел из армии, оделся, обулся, накопил денег на свадьбу, которую справили в 1969 году. В этом году уже отметили 40-летие свадьбы. Собрались с детьми, внуками, посидели, вспомнили, попели, посмеялись. Это хорошая была дата. Я вспоминаю 20-летие свадьбы, когда мы отмечали с друзьями в ресторане «Славянский базар» в Москве. Это время я вспоминаю с большой грустью, это было как раз начало нашей перестройки. Я 16 раз слушал лезгинку, и сколько денег не предлагал, все равно играли лезгинку. Я спрашивал почему, сказали, что мало дали. И мне это не понравилось.

 

- Известно, что на Вас было совершено покушение, как Вам удалось пережить это? (газета «Нижегородская правда»)

 

В.Шанцев: Я не почувствовал кого-то психологического изменения в себе в связи с тем, что на меня было совершено покушение. Но если бы я сейчас узнал, кто это сделал, и увидел его, то я бы твердо знал, что с ним сделаю. Кроме этого чувства, у меня другого не появилось. Никакого страха, никакой растерянности у меня не было. Я трое суток после покушения был в очень непонятном состоянии – между небом и землей. Первый, кого я увидел, это была моя жена. Она смотрела на меня и сказала, что я совершенно стал другой: глаза стали какими-то жесткими, стремящимися что-то сделать, жить. Я ответил, что это не я, а сам организм так настроился, понимает, что ему надо биться, бороться. Мне говорили, что я буду 6 месяцев восстанавливаться и буду инвалидом. А я вышел через 2 месяца и до сих пор в строю. В жизни часто сталкиваются интересы. Например, в детстве один решил, что он должен быть сильнее меня, и я должен быть под его началом. Но не получилось ни раз, ни два, ни три, и не получится.

 

- Жители ряда районов области с удовольствием занимаются в физкультурно-оздоровительных комплексах. Не помешает ли сложная экономическая обстановка строительству ФОКов в других районах? (газета «Земля нижегородская»)

 

В.П.Шанцев: Программа строительства ФОКов относительно дорогая, потому что наши ФОКи оптимальны по цене, но ситуация сейчас, действительно, сложная. Мы сейчас ведем строительство уже заложенных ранее ФОКов, но большинство организаций работают в кредит, пока еще непонятно, что происходит с доходами. Даже финансирование программы строительства ФОКов в 2009 году очень сложное. Мы рассматриваем возможность взятия кредитов, но Бюджетный кодекс позволяет нам брать кредиты в определенном объеме. Особенно сложно закладывать ФОКи на следующий год. В этом году мы строим 11 ФОКов, а надо заложить еще 14 на следующий год. Думаю, что мы не сможем этого сделать, и программа наша закончится не в 2011 году, а годом – двумя позже. Но то, что мы эту программу реализуем, у меня никаких сомнений нет, потому что я убежден, также как и большинство людей, что эта программа очень важна, она изменяет в городах стиль жизни, уровень жизни. Сколько угодно можно пропагандировать здоровый образ жизни, но если нет такого ФОКа, то желание заниматься спортом есть не у всех. Например, в Первомайске мне люди говорили, что их поселок существует уже 150 лет, а они не знали до сих пор, что такое бассейн. Я думаю, что это очень хороший социальный проект, который меняет отношение к своей среде обитания, люди начинают убираться около дома, приводить в порядок фасады, убирать мусор у дома. Мы привыкли, что у нас все грязно, а тут появляется яркое, сильное пятно, которое говорит, что жить можно по-другому.

 

- В области нет нормального стадиона, который бы отвечал требованиям хотя бы даже первого дивизиона. Появилась информация, что весной достигнута договоренность о реконструкции стадиона «Локомотив». Насколько реально реконструировать этот стадион в нынешних условиях? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: Мы думаем, что в середине июля эта работа будет завершена, но дело в том, что по нашим сегодняшним условиям для того, чтобы начать работу, надо провести конкурс: даже если у тебя один есть исполнитель, ты обязан по ФЗ №94 провести конкурс, убедиться, что он один. Вот мы сейчас и убеждаемся. Средства выделены, технология понятна, но надо решить две проблемы: сделать поле с подогревом и сделать освещение, которое должно соответствовать требованиям профессиональной футбольной лиги. Надо еще провести косметический ремонт трибун.

 

- Как сейчас пополняется бюджет, финансируются социальные программы, в том числе и программы по молодежи? («Российская газета»)

 

 В.П.Шанцев: Доходная часть сейчас выполняется на уровне 85% от уровня доходов 1 квартала 2008 года, в основном из-за того, что не идет налог на прибыль. Бюджет у нас за 1 квартал получился профицитный: у нас доходы превышают расходы на 506 млн. рублей, при этом расходы повысились на 12% по отношению к расходам 1 квартала 2008 года, а доходы снизились на 13-15%. Мы не начинаем новые проекты строительства, потому что наша программа развития предполагалась в 2009 году в объеме 25% от доходной части, естественно, в этих условиях мы не можем это сделать, мы будем ее иметь где-то на уровне 9-10%. Планируем достроить и провести реконструкцию только на переходящих объектах, но их будет 130, а не 10, как в 2005 году, а хотели ввести 460. Все социальные программы профинансированы в полном объеме, у нас нет ни одной копейки долга ни по одной социальной выплате, ни по одному социальному проекту, и нет ни копейки долга по зарплате бюджетникам. Кроме того, мы, одни из немногих, повышаем зарплаты бюджетникам на 25-26%, перешли на отраслевую систему оплаты труда, многие перенесли это на 2010-2011 гг., мы не стали переносить. Если будет еще корректировка бюджета, то он будет откорректирован под реальные вещи. Скорее всего, она будет в июне.

 

- Какие чувства у Вас вызывает нынешняя молодежь? Как она изменилась за последние полвека? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: У нас нормальная молодежь, с ней интереснее работать, нежели 20 лет тому назад. Я по своей работе раньше встречался с молодежью, мы беседовали, сегодня я тоже так делаю, и сегодня труднее, потому что молодежь более раскованная, она не стесняется ничего, она не зашоренная, она более образованна, информации в голове много, правда, там можно поспорить, какая это информация. Уровень образования более высокий. Образование стало массовым. Если раньше среди выпускников ты видишь 5-6 человек, которые на голову «выше», чем все остальные, то сейчас это как-то более разбавлено, нет выделяющихся людей, на которых все делали ставку. Ситуация сейчас с точки зрения базы намного более комфортная. При этом я не говорю, что у нас нет несовершеннолетних преступников, они есть. Преступность помолодела. Есть большое количество людей, которые стоят на учете по наркомании. С этим надо бороться, с этим надо работать, каждый молодой человек – это наша перспектива, это наше будущее. Никакие деньги не помогут, если не будет людей, которые смогут реализовать инновационные идеи.

 

- Недавно некоторые депутаты Заксобрания заявили, что хотят полететь в космос? Как Вы относитесь к подобным идеям? Вы часто поете со сцены, у Вас есть какое-то музыкальное образование? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.П.Шанцев: Могу сразу сказать, что в космос не собираюсь. Каждый должен иметь свои интересы. Меня в кадетском корпусе спрашивали, не собираюсь ли я прыгать с парашютом. Кто-то занимается подводным плаванием. У меня таких интересов нет.

 

Что касается второго вопроса, то я, сколько помню себя, и пою и танцую, считаю, что это нормально. Могу и вам посоветовать.

 

- Хотелось бы вернуться к вопросу трудоустройства молодежи. Планируется ли оказываться какую-то помощь молодым специалистам? (газета «Новое дело»)

 

В.П.Шанцев: Мы не только планируем, а уже осуществляем такую помощь. Ситуация намного изменилась. Если проанализировать сейчас рынок занятости и посмотреть, а кто же сейчас увольняется, то можно увидеть, что 60% из них – это люди пенсионного и предпенсионного возраста. Сегодня мало кто увольняет молодых специалистов по причине того, что сейчас молодежь, как правило, приходит работать на современные технологии, она не приходит работать на универсальное оборудование, она не умеет этого делать, у нее не было возможности научиться работать на нем. Поэтому приходят ребята со средним образованием, даже с высшим, в автоматические цеха и линии. Их-то как раз увольнять нет никакого смысла, потому что они дают основу объемов и высокой производительности труда. При кризисной ситуации это очень важно: меньше тратить, с тем, чтобы получить большую прибыль. Особую заботу надо проявлять сейчас в отношении выпускников средней школы и ВУЗов. Постановлением правительства в каждом нашем районе сейчас созданы специальные комиссии, которые индивидуально работают с каждым выпускником школы и которые вместе с родителями определяют, что он намерен делать.

 По сегодняшним нашим сведениям многие мечтают поступить в высшие учебные заведения. Мы пытаемся всем объяснить, что места всем не хватит. Провели уже несколько пробных тестов. Некоторые убедились, что времени зря тратить не надо, силы надо рассчитывать. Кто-то в колледж думает, то есть на уровень пониже, чтобы потом разочарования не было. Думаю, что в течение лета мы с каждым определимся, что нам надо делать. Я подчеркиваю, что эта работа ведется главами, социальными органами, начальниками управления на местах. Сложнее с ВУЗами, потому что это федеральные структуры, мы мало имеем возможностей, чтобы там руководить ситуацией. Но мы с ректорами эту работу уже закончили. По итогам только 11% выпускников ВУЗов не знают, что им делать дальше. Вот с ними надо работать, определяться. Каждый человек – это большая ценность. Если их не трудоустроить, то можно много бед получить. Я каждый день, как сводки с фронта, получаю сведения о происшествиях, которые произошли в регионе. В большинстве своем, особенно при бытовых преступлениях, их совершают неработающие, это 90 случаев из 100. Недавно мы проводили совет по здравоохранению по ПФО в Оренбурге. Там была удивительная для меня статистика. Например, на продолжительность жизни влияет не экология. Там, где очень хорошо с рабочими местами и где высокая заработная плата, продолжительность жизни выше, чем в тех районах, где трудностей с экологией немного. Самое главное для внутреннего комфорта – это твой взгляд в будущее, твоя уверенность в будущем.

 

- Президент предложил переводить студентов-отличников с платных отделений на бесплатное, но учебные заведения не готовы делать это по финансовым соображениям. Есть ли механизм решения проблемы при поддержке регионального правительства? (газета «Известия  НН»)

 

В.П.Шанцев: На региональном уровне это сделать нереально, потому что ВУЗы – это федеральная структура. Мы по Бюджетному кодексу тратить деньги из регионального бюджета на федеральные цели, даже если бы захотели, не имеем права. Но это уже реально в ВУЗах есть. Они отчитываются перед Федеральным агентством, сколько бюджетных мест освободилось, и те студенты, которые 4 семестра подряд имеют отличные оценки, переводятся на бюджетные места, в том числе и в наших ВУЗах.

 

- Как Вы думаете, способна ли молодежь создать реальную силу против криминала? Созданы молодежные добровольные дружины, насколько, по Вашему мнению, они способны справиться с преступностью? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.Шанцев: Преступники, прежде всего, боятся неотвратимости наказания. Преступники возникают в вакууме человеческого общения. Любой преступник боится, прежде всего, свидетелей, что его увидят. Когда на улицах будут ходить люди с повязками, и когда он будет видеть, что в любом месте ему очень трудно совершить преступление. Тем более что мы сейчас реализуем программу повышения освещенности улиц, ставим камеры видеонаблюдения. Самое страшное, что он совершил преступление, а его не поймали. Он сам убеждается в своей безнаказанности и другим рассказывает.

 

- Курили ли Вы когда-нибудь сами, и как Вы считает нужно с этим бороться? (газета «Нижегородская правда»)

 

В.П.Шанцев: Я курил довольно много, начал курить в 15 лет в 1962 году. Бросил курить в 1968 году первый раз, когда демобилизовался. У нас, у дембелей, была психология: выйти на гражданку чистым, бросить  курить, вырезать гланды, аппендикс, чтобы не тратить драгоценное время на гражданке. Я не рискнул вырезать гланды, аппендикс, а вот курить бросил. Не курил до 1974 года, а работая секретарем комитета комсомола, опять закурил и вот курил до 1987 года. Выкуривал по 1,5 пачки в день. Все тогда считали, что курение – это разрядка. Я стал ловить себя на мысли, что кроме дурноты и постоянного отупения ничего это не приносит. Да и случай помог в 1987 году, когда  я был председателем исполкома. Сижу утром работаю, вызывает первый секретарь райкома партии. Спрашивает меня, читал ли я газету сегодня. Я ответил, что не успел. Оказывается, что там было написано про Всемирный день борьбы с курением, что партийные работники должны показать пример. Предложил мне бросить курить. Кто кого увидит с сигаретой  - рубль. Я пришел к себе в кабинет, пачку порвал. Знал по опыту, что надо бросать сразу. Несколько раз заходил к первому секретарю, у него там дымом пахнет. Я ему говорю: «Ну ты ж курил». Он: «А ты видел?!» Но все равно за месяц я с него, наверное, рублей 7 содрал. Я бросил, с 1987 года не курю, а он до сих пор курит. На своем опыте я убедился, что, кроме вреда, курение ничего не приносит.

 

- А как с алкоголем у Вас? (газета «Нижегородские новости»)

 

В.Шанцев: Я не являюсь абсолютным трезвенником, могу выпить любой напиток. Но чем старше становишься, тем сильнее последствия от употребления алкоголя. Начиная где-то с 50-ти лет, это чрезвычайно вредно, особенно если ты параллельно занимаешься спортом, ведешь здоровый образ жизни.

 

- Должна ли молодежь в массовом порядке принимать участие в политике? («Российская газета»)

 

В.Шанцев: Я, например, в комсомоле проработал всю свою сознательную жизнь. Могу сказать, что плана приема у нас не было. Меня в 8 классе в комсомол не приняли за то, что я из самодельного пистолета выстрелил в окно актового зала и разбил окно, хотя я был абсолютный отличник, меня не приняли в комсомол. На первом курсе в техникуме тоже не приняли. Решили, что я безыдейный. Я потом прошел хорошую школу в комсомоле и никогда не поддавался никаким формальным течениям. Плана приема у нас не было: я любил самостоятельных, активных, смелых. Я отрицательно отношусь к каким-то квотам во властных структурах. Во власть должны приходить люди, имеющие определенный уровень образования, прошедшие определенную профессиональную подготовку, чтобы они могли выполнять эти обязанности. От того, что у нас среди депутатов будет 27% молодежи, а где-то будет 23, а где-то 48, ничего не изменится, главное качество. Помогать им войти в политику надо, для этого мы создаем молодежные парламенты, школу молодого лидера, где ребята, имеющие лидерские наклонности, могут себя реализовать. У меня, например, все изменения в биографии происходили спонтанно. Я сам иногда задаюсь вопросом, почему произошло так, что меня заметили. Но старостой в начальной школе я был, председателем отряда в пионерском лагере я был, секретарем комитета комсомола я был. Это все было не просто так. Лидерские качества воспитываются, их надо уметь вовремя развивать. Я помню, как меня избирали секретарем комитета комсомола завода. Я не сразу согласился. Тогда директор сказал мне, что технологию можно выучить, производственный процесс можно освоить, а вот умение работать с людьми, умение руководить различными течениями, принимать правильные решения... Он сказал, что был секретарем комитета комсомола, секретарем парткома, стал директором. Он посоветовал мне пройти эту школу. Я согласился. Я до сих пор вспоминаю его как человека, который мне правильно тогда посоветовал. Поэтому нам надо сейчас выявить тех, кто реально хочет этим заниматься, во-вторых, может этим заниматься, чтобы потом он не жалел.

 

Дата создания страницы: 13.05.2009
Дата модификации страницы: 13.05.2009
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet