Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

29.12.2008 13:39Традиционное новогоднее интервью Губернатора Нижегородской области В.П.Шанцева для ведущих региональных СМИ

Итоги года

Дмитрий Анисимов: Валерий Павлинович, от лица своих коллег хотел бы поблагодарить Вас за то, что в плотном графике Вы нашли время для встречи с журналистами. Предновогоднее интервью остается доброй традицией, несмотря ни на какие  трудности.

Тема нашего интервью стабильна – итоги года и перспективы на следущий.  И прежде чем  обратиться к конкретным цифрам и их анализу, я бы хотел начать с принципиального вопроса, какие события этого года вызвали у Вас наибольшие  позитивные эмоции. Чем  лично Вам, всем нижегородцам будет помниться 2008-ой?

Валерий Шанцев: Если говорить о всех россиянах и о нижегородцах,  этот год, прежде всего, ознаменован выборами Президента Российской Федерации. В 2008 году окончено формирование органов государственной власти, которым в предстоящий период надлежит руководить нашим экономическим, социальным развитием. Решимость и единодушие россиян, в том числе и тех, кто живет в Нижегородской области, привели к тому, что экономическая и социальная стабильность в нашей стране сохранилась. Это то самое важное, что мы получили в  2008 году.

Если говорить с точки зрения побед, то вспоминается Олимпиада в Пекине. Все мы наблюдали за тем, как наши российские олимпийцы бились на спортивных аренах. Я, например, очень рад, что наши нижегородки Елена Посевина и Дарья Шкурихина продемонстрировали высочайший класс. Я знаю всю подоплеку этой победы, эта победа была очень тяжелой. Они выступили  так, что другим достичь их результата было просто невозможно. Татьяна Фирова завоевала бронзовую медаль. Параолимпийцы наши, нижегородские тоже порадовали: три золотых, серебро, две бронзовые медали. Сейчас мы вспоминаем наши эмоции, когда мы радовались победам и огорчались неудачам. Эти впечатления мы сохраним и в будущем.

Я думаю, что для Нижнего Новгорода самое главное, что нам удалось, – это сомкнуть два берега в заречье и нагорной части, и метромост сейчас построен. А значит, создана реальная основа, для того чтобы мы в 2009 году запустили транспорт по мосту, а в 2010 году запустили долгожданное метро, которое всем позволит вовремя доезжать туда, куда они хотят.

Если говорить по всей области, то программа повышения уровня и качества обслуживания населения, которую мы запустили, принесла результаты, вызвавшие в людях положительные эмоции, радость. Построены десятки новых школ, поликлиники, больницы, родильные дома. Это наша самая главная программа, потому что и школы, и поликлиники у нас были, а вот по спорту мы занимали самое последнее место в Приволжском федеральном округе. Сдав за 2008 год 5 физкультурно-оздоровительных комплексов, по сути дела мы перевернули жизнь детей в районах. Еще 11 ФОКов заложили, они уже возводятся под крышу, и есть твердая уверенность, что  в следующем году мы их сдадим. А значит, появится еще 11 новых центров культурно-спортивной жизни для нашей молодежи и всего населения. В среднем через каждый из этих ФОКов проходит тысяча человек в день. Я рад, что у многих есть стремление продолжать эту работу. Ко мне обращаются с просьбами строить их больше, не снижать, а увеличивать темпы. Приходят строители, металлурги, транспортники, говорят: «Дайте работу». Это настроение говорит о том, что нижегородцы стали более целеустремленными, и я этому рад.

Мне самому сейчас очень радостно и комфортно работать губернатором. С удовольствием я произношу слова «нижегородец», «Нижний Новгород», «Нижегородская область» - они мне стали родными. Я с удовольствием пою «Нижний Новгород – это значит домой». И я чувствую, что отношение людей ко мне, где бы я ни был в нашей области, всегда хорошее, приветливое.

Алла Забегалова: Валерий Павлинович, это не мы придумали банковский кризис, и не у нас он зародился. Но, к сожалению, финал года  проходит  на фоне экономической  дестабилизации. Я уверена, что сейчас многие нижегородцы смотрят на Вас с большой надеждой и ждут от правительства решительных действий. Сумеем ли  мы все-таки пережить этот сложный период, как скоро можно будет снять экономическое, а иногда и социальное напряжение?

Валерий Шанцев: Если мы говорим о последствиях мирового финансового кризиса в банковской системе, то она самая первая ощутила на себе удары этой кризисной ситуации. Говорят, это случается раз в 100 лет, получается, выпало на наше время. Но мы с этим справились. Помните, у нас была очень сложная ситуация в конце сентября – октябре. В непростом положении находились несколько банков: «Нижегородпромстройбанк», банк «Нижний Новгород». Приостанавливались платежи, не выдавались деньги. Сейчас мы эту ситуацию выправили полностью. Банки все работают, прошло оздоровление  этих двух банков, реализована целая система мер государством и правительством Нижегородской области.

 Я хочу сказать, что в большинстве своем это были приблизительно на 70 % не последствия того кризиса, который разразился в США, а последствия наших действий, в том числе нижегородцев, которые будучи напуганнами этими сообщениями, побежали в банки и начали забирать оттуда деньги. Поэтому отток денег из банков превышал в десятки раз приток. И, конечно, когда этот ресурс в банках уменьшался, то они работали в весьма сложном режиме.

 Сейчас, со второй половины ноября и весь декабрь, приток денег стал больше, и ситуация выправляется в этом отношении. Но вместе с этим, мы так же, как с «солевым» кризисом и кризисом, когда мы бегали за спичками, создали новую проблему себе – мы уменьшили потребительский спрос. Люди, начиная наблюдать за этой ситуацией, держат у себя деньги, в том числе наличные, и не идут туда, где они раньше покупали автомобили, бытовую технику, строительные материалы, и ждут, пока это все подешевеет. Но оно может не подешеветь, а подорожать по одной простой причине – если нет потребительского спроса, то предприятия снижают объемы производства, а раз это происходит, но издержки остаются прежними, то они повышают цену. То же происходит с банками, которые повысили процентную ставку. Раз средства стали менее доступными для конкретных предприятий, банки на этом решили нажиться.

 Такие последствия вызваны еще и ситуацией, когда каждый из нас спасает только самого себя. Поэтому я прошу всех нижегородцев идти туда, где раньше обслуживались, покупать товары, получать услуги. Если мы не будем этого делать, мы убьем эти предприятия, и нам придется покупать дороже. Многие страны сейчас закрыли свои внутренние рынки. Вы видите, что сейчас больше всего пострадали предприятия, которые работали на экспорт. Нам сегодня надо поднимать свой внутренний спрос. Если мы этого не сделаем, то рыночная экономика нас не спасет: она ориентируется только на спрос.

 Сейчас работает наш координационный совет, на котором мы, в том числе, разбираем ситуацию с потребительским спросом, например, с «ГАЗом». 60 % автомобилей в 2007-2008 годах покупалось за наличный расчет. У нас что, наличных денег стало меньше? Они никуда не делись, они все в обороте. Причем с учетом того, что из банков  люди деньги сняли и держат их у себя. Поэтому у населения наличных стало, может, даже больше. Но почему-то «ГАЗели», которые раньше покупали за наличный расчет, перестали покупать. Чего ждем? Что, мы перестанем возить товары, менять устаревшую технику на новую? Надо входить в нормальный ритм, хватит ждать, бояться чего-то. Нам нечего бояться, мы будем продолжать нормальную работу. Тем более, что большинство наших предприятий на экспорт не работает. Тот же самый ГАЗ на экспорт ничего не поставлял, за исключением стран СНГ. Мы работаем только на себя. Если мы этого не поймем, то стабильности ожидать будет трудно, мы все время будем проходить через трудности. Потом снизятся объемы, уменьшим на предприятиях  количество людей, а потом все одумаемся, а людей уже нет, компетенция потеряна.

Поэтому я хочу, чтоб мы поняли, что это не какие-то злые козни или не какие-то вещи, сделанные правительством региона или правительством Российской Федерации, а поняли, что мы все это переживаем вместе со всей страной. И если мы не поймем, что мы одна страна, у нас одна общая среда проживания, экономики, политики, общественной жизни, мы никогда из этой ситуации не выйдем. Вот самое главное. А мы постараемся все сделать для того, чтобы ситуация отрицательно не повлияла, прежде всего, на социальную сторону. Для этого нет никаких оснований волноваться.

По доходам мы заканчиваем год даже с большими результатами, чем ожидали. Ориентировочно раньше назывались цифры в 102 млрд. рублей, сейчас уже 104 млрд. рублей. Есть так называемая маленькая «подушка», которую мы создали, для того, чтобы дальше, особенно в первом квартале 2009 года, постараться все это проиндексировать. Если мы не будем по-прежнему работать хорошо, не будет у нас такой уверенности. Я как-то в одной беседе услышал очень хорошую мысль. Чем отличается ситуация в Китае, который тоже находится в таком же мировом кризисе? В Китае, чтоб преодолеть трудности, перешли с пятидневной рабочей недели на шестидневную. А мы переходим с пятидневной на трехдневную. Если мы будем меньше работать, мы будем ближе к банкротству. А если мы будем больше работать, больше будет стабильности, от которой все зависит.

Александр Резонтов: Валерий Павлинович, конкретный вопрос по антикризисным мерам. Для нашего промышленно развитого региона особенно важно, как в нынешних непростых условиях работают крупные предприятия. На федеральном уровне приняты известные меры по поддержке автопрома. Это серьезное подспорье и для «ГАЗа», и для смежных предприятий автомобильной промышленности и машиностроения. В декабре подписано важное соглашение на авиазаводе «Сокол». Но в декабре же признан банкротом Горьковский металлургический завод. Какие меры областного правительства и федеральных органов власти из уже принятых и намеченных к реализации Вы считаете главными в поддержке крупнейших градообразующих промышленных предприятий?

Валерий Шанцев: Я хотел бы еще раз повторить, что сегодня все меры главным образом направлены на то, чтобы обеспечить стабильную, нормальную работу предприятий и поддерживать предприятия, у которых есть портфель заказов, сбыт продукции. Если говорить по автопрому, то, вы знаете, что самое главное решение – это повысить таможенные пошлины на автомобили зарубежного производства, в том числе, и  на новые  и подержанные. Это сделает приоритет нашей отечественной технике. Что касается «ГАЗа», то его техника – боевая сторона нашей экономики. Я не говорю о новой модели «Волга Сайбер», а вот весь ряд моделей «ГАЗели» как легкого коммерческого грузовика – единственная техника, которая нормально может работать в нашей стране.

Что касается «Сайбера», у меня у самого эта машина есть в опытной эксплуатации. Я доволен этой машиной. Она соответствует всем своим техническим паспортным данным, эффективна в управлении, и по цене конкурентоспособна с аналогичным классом иностранных машин. Я думаю, что и такси мы могли бы развивать через это направление, и целый ряд вопросов решать по обслуживанию чиновничьего аппарата. Это не есть возврат к старому, когда говорили: «Давайте пересадим всех на «Волгу». «Волга» тоже была хорошая машина и до самого последнего времени у нас 30 тысяч этих автомобилей покупали, несмотря на то, что была возможность купить любую другую марку. Это говорит о том, что она хорошо сделана, и люди ее технические качества уважали. И спрос на новую «Волгу», «Волгу Сайбер» надо развивать. Не зря, впервые так громко Борис Вячеславович Грызлов на десятом съезде «Единой России» сказал: «Давайте покупать российское». Мы уже три года говорим: «Покупайте нижегородское». Это основа экономики. Поэтому  чрезвычайно важно выдавать кредиты нашим предприятиям с процентами, которые можно отработать в реальном секторе экономики. Но выше 20 % годовых – это не реально, может быть, реально только для структур, которые занимаются  не производством, а какой-то посреднической деятельностью.

Напомню, несколько триллионов выделило федеральное правительство для преодоления ситуации, в том числе рассматривается ряд документов по «ГАЗу». Я встречался с руководством ряда банков – «Сбербанка», «ВТБ», «Газпромбанка». Около 40 млрд. рублей – портфель, который нужен, чтобы стабилизировать деятельность «ГАЗа». Первое решение уже принято, все эти банки пролонгировали ранее взятые «ГАЗом» кредиты на  2009 год. Я думаю, что и наше участие здесь по процентным ставкам, когда это необходимо будет, тоже реально. Сейчас снижаются цены на металл, уже прошло 30 %-ное снижение, завязываются уже конкретные связи с поставщиками, оказывается помощь дилерам, восстанавливается автокредитование – люди все больше и больше берут кредитов для себя лично. Это все та помощь, которая на сегодня оказывается предприятиям. 

Я думаю, что сегодня стоит только одна задача – оптимизировать производственную деятельность. Кризис имеет еще и положительную сторону. Мы думали, что вопрос конкурентоспособности продукции можно решить позже – через 5-10 лет, а этот вопрос уже сейчас необходимо отработать. Каждый будет драться за свой рынок, и чем качественнее ты предложишь продукт, чем конкурентоспособней будет цена, тем быстрее ты продашь, и лучше и стабильнее будет работать твое предприятие. Поэтому сегодня и «ГАЗ», и все остальные должны эти проблемы решать в более короткие сроки.

Что касается Горьковского металлургического завода, здесь сложилась ситуация как раз в результате того,  когда каждый хотел спастись сам по себе. В свое время ГМЗ просил у банков, которые имеют порядка 500 млн. кредитов на предприятии (оно крупное, там более тысячи работающих), чтобы пополнить оборот и закончить модернизацию, кредит на сумму 280 млн. рублей. Они долго думали и решили не давать. А что делать предприятию, чтобы сохраниться? Предприятие должно защищать себя, и они объявили банкротство по системе не той, которая удобна банкам, а такой, которая удобна коллективу, то есть по самоликвидации. Таким образом, замораживаются все долги, а предприятие продолжает работать и получать какую-то прибыль. То есть и долги они будут выплачивать не год, положим, а два или три. А банки этим недовольны. Но ведь когда предприятие их просило, они отказали. Вот это очень характерный пример того, к чему приводит уверенность, что ты спасешься один. Если сегодня банки не будут идти навстречу предприятиям реального сектора экономики, они лишатся своих клиентов. Через какое-то время они будут снижать ставки по кредитам, а уже некому будет эти ставки отрабатывать.

 За ГМЗ мы внимательно сейчас наблюдаем, как он будет развиваться. Главное  не потерять эту площадку, и чтоб люди не потеряли свою работу. За это сложное время там уволилось только 100 человек. Поэтому надо сохранить это предприятие для людей. Представьте себе, если завод будет ликвидирован, банки все продадут – оборудование, землю. Потом там, к примеру, захотят строить гостиницы. Но надо подумать, а нужно ли нам это? 

Елена  Куфтина: На протяжении последних лет Правительство вело активную работу по привлечению инвесторов в нижегородский регион. Дает ли нам это какие–то преимущества в сегодняшней непростой ситуации, и как Вы в целом  оцениваете инвестиционный портфель региона?

Валерий Шанцев: Преимущества формировались не только в последнее время, они формировались нами последние 2,5 года, начал работать инвестиционный совет. Я могу сказать, что мы неплохо закончили этот год. Мы рассмотрели, проведя 47 заседаний совета, 1260 заявок, выдали 576 комплектов разрешительных документов, благодаря которым уже можно начинать проектировать и строить. Это капитализация 325 млрд. рублей, и  около 40 тысяч новых рабочих мест. На действующих предприятиях в результате модернизации появляются рабочие места с требованиями другого уровня. Наша задача – переобучить, чтобы от этих изменений все бы только выиграли. Вот на последнем заседании мы продекларировали: общий объем по одобренным инвестиционным проектам  уже превышает  триллион  рублей.

 Несмотря на сложный период, регион подтвердил свой стабильный рейтинг  по инвестиционной деятельности - это ВВ-. Это сделано международной рейтинговой компанией (Fitch Ratings). Нас узнают уже за рубежом, не спрашивают, что такое Нижний Новгород. Я помню, как мы в 2006 году бились на всех международных форумах. Теперь нас знают в Каннах, в Брюсселе, в Женеве, в Сингапуре, в Дели, в Нью-Йорке, в Вашингтоне. Везде уже откровенно совершенно идет беседа о том, что у нижегородского региона имеются преимущества: географическое положение, логистика, компетенция рабочих, инженерных кадров, состояние высшей школы, большая поддержка любого инвестора со стороны муниципалитетов, органов государственной власти.

Когда меня спрашивают, какой инвестор мне дороже – московский, нижегородский, российский, иностранный - у меня это вызывает удивление. Какая разница, какой инвестор придет на нашу территорию и создаст у нас новые рабочие места, сферу услуг и так далее. Главное, чтобы приходил. Инвестиции не должны иметь ни национальности, ни прописки, они основной двигатель экономики в рыночных условиях. У нас нет таких ярких примеров, чтобы инвесторы сказали: «Мы решили от вас уйти». Напротив, на нашей коммерческой выставке недвижимости в Барселоне, которая прошла недавно, мы подписали инвестиционный контракт с ведущей испанской компанией по строительству завода автокомпонентов. На минувшей неделе мы рассматривали инвестиционный проект австрийской фирмы «АSА», которая вкладывает 1,5 млрд. рублей в наш Игумновский полигон бытовых отходов. Если бы это было невыгодно, вряд ли они стали бы это делать. Вообще в период финансовых трудностей  люди ищут работу. И тот, кто предложит более выгодную работу, имеющую большую долю прибыли, тот и выиграет в этом соревновании.

Например, наш проект «Globe town», или «Борская пойма», как мы его называем, получил признание лучшего международного проекта также на выставке в Барселоне. Многие наши разработки имеют гран-при, золотые, серебряные, бронзовые медали с ведущих мировых форумов. И так надо и дальше продолжать. Если предложим выгодные варианты, к нам придут. Если нет, то не придут. Поэтому сейчас идет определенная перегруппировка сил, чтобы выделить важные направления, чтобы дать новый импульс этим направлениям. В трудных условиях надо более активно и мощно работать.

Ольга Кочеткова: Бюджет области на 2009 год принят с дефицитом. Удастся ли нам в этой трудной  экономической ситуации подтвердить основные статьи доходов  и выполнить статьи по расходам. Какой Вы видите бюджетную политику в будущем году?

Валерий Шанцев: Наш бюджет только в первый год был недефицитным, а профицитным, потому что дефицит тогда незачем было создавать: не было ни земельных участков, ни проектной документации, расходы были только текущие, расходов на развитие не было. Сейчас каждый год наш бюджет дефицитный, и это хорошо, потому что это дефицит развития. Мы с 34 млрд. рублей доходов в областном бюджете дошли до 104 млрд. рублей, а прошло три года, то есть это увеличение в три раза. Но я считаю, что это мало.

Представьте себе, Москва имеет бюджет 1 трлн. 200 млрд. рублей, и там 10,5 млн. человек населения. Функции госвласти везде одни и те же – образование, здравоохранение, культура, спорт, социальная защита и так далее. Вот население у нас в 3 раза меньше, а бюджет должен был быть тогда в пропорции, соотносимой с московской, 400 млрд. рублей, чтобы было, как в Москве. Если бы у нас был такой бюджет, я бы на работу не ходил. Мы бы нашу программу развития до 2020 года, для которой необходимо 320 млрд. рублей, выполнили бы уже к 2011 году. Поэтому, конечно, денег хочется больше, чтобы обеспечить большую динамику.

У нас будет дефицитный бюджет, но мы от этого не страдаем. Приняты законы, которые облегчают деятельность реального сектора экономики. Это снижение налога на прибыль, снижение подоходного налога для людей, которые строят жилье, снижение ставки налога для малого бизнеса. Они естественным образом смывают доходную часть бюджета. Меня спрашивают, почему мы в местной части не снижаем налог на прибыль. Я говорю, что мы готовы снизить, но спрашиваю, для чего им нужны эти льготы. Спрашиваю: «Вот вы модернизируете производство, а увеличите объем выпускаемой продукции, а значит, увеличите прибыль?» Если кто-то хочет получить льготы, чтобы залатать дыры и компенсировать непроизводительную работу, непроизводительные расходы, то это нам невыгодно в масштабах области. Ведь на эти деньги мы делаем то же самое, что и предприятия, - мы создаем среду обитания. Сегодня должна быть хорошая среда обитания и хорошие рабочие места. Тогда у нас в Нижегородской области будут комфортные условия для того, чтобы к нам пришли инвесторы. Давайте отдадим все деньги кому-то и перестанем строить школы, детские сады, но к нам тогда никто не придет. Потому что как можно работать, когда ни ребенка обучить как следует нельзя, ни медицинское обслуживание получить нельзя. Поэтому мы здесь в одной лодке.

 Нельзя сказать, что эти вопросы надо решать, раздавая деньги направо и налево. Мы проанализировали, что некоторые потери будут. Думаем, в январе несколько подсократить доходную часть – около 16 млрд. рублей будет минусом. Но все равно этот бюджет будет выше, нежели бюджет 2008 года.

Максим Калашников: Изменившиеся экономические реалии наверняка требуют изменений и в системе государственного управления. Как вы намерены оптимизировать работу областного правительства, планируются ли изменения структуры, и если да, то в чем смысл этих изменений?

Валерий Шанцев: Структуру я систематически привожу в более эффективное и оптимальное состояние. Любая команда – это, прежде всего, оптимальная и эффективная работа. Есть в команде и личные отношения, и личные цели, все равно человек имеет свою личную жизнь – семью, бизнес, доходы. И это тоже надо учитывать. И я все учитываю как руководитель. Поэтому, как и в предыдущие годы, готовлю изменения в структуре управления, что-то выделяю в отдельное направление, что-то объединяю, что-то сокращаю. Я думаю, что эту работу закончу до конца года. Беседую с людьми, рассказываю им свое видение.

Например, я рассказывал вам об инвестиционном поле, и я считаю, что нужно целый ряд подразделений объединить в единый блок. И я хочу возглавить этот блок сам. Здесь будет сделано исключение в той системе, где заместители губернатора отчитываются по отдельным блокам. Вот этот новый блок инвестиций включит в себя в новом качестве международную экономическую, межрегиональную деятельность. Вместо комитета внешнеэкономических и межрегиональных связей будет департамент, это более высокий уровень. В этот же блок войдет министерство инвестиционной политики, министерство земельных и имущественных отношений. Сегодня, если в одном блоке одно министерство, а в другом – другое, создается много пограничных ситуаций и теряется больше времени. Вот этот комплекс, в основе которого и будут эти три подразделения, я какое-то время, особенно это трудное, буду вести сам. Когда улучшится ситуация, можно будет снова войти в работу по обычной системе, которую я считаю эффективной. У человека должно быть оптимальное число связей, чтобы не было такого, когда существует непомерное число людей, которым надо дать указания, а потом проверять их исполнение, - это неэффективно.

Напомню, что созданное министерство жилищной политики мы пробовали в работе разных блоков – социальном, блоке строительства. Но везде оно решало задачи, но потенциала не было, потому что у него нет общей связи со многими другими комплексными вопросами. Например, они занимаются удовлетворением жилищных условий ветеранов Великой Отечественной Войны, а учет ветеранов ведется в другом подразделении –департаменте социальной политики. Поэтому мною принято решение департамент социальной политики объединить с этим министерством и создать единое министерство социальной политики, где будет рассматриваться и жилищная политика, потому что она тоже социальная. И чтобы молодые семьи, и ветераны, и все, кто по категории должны получать жилье,  были в ведении этого министерства, чтобы там знали, кому помогают.

Также в областном правительстве есть комитет охраны природы и департамент леса. В масштабах государства это одно министерство. Мы их объединим и создадим единое министерство экологии и лесного хозяйства. Это тоже решение, которое назрело. И таких решений несколько. Они связаны, прежде всего, даже и не с трудной ситуацией, потому что деньги, которые мы сэкономим в результате каких-то высвобождений, несравнимы с нашими потребностями. Это зарплата допустим 50-100 человек. Представим, что мы их сократим, что это нам даст? Это нас спасет? Конечно, не спасет. Главное – это оптимизация, и основная цель предстоящих изменений – оптимизация.

Юлия Капитанова:  В сложившейся ситуации людям очень важно ощущать реальную помощь власти, поддержку государства.  И на первый план выходит такое понятие, как социальные обязательства власти перед народом. Готовы ли подтвердить социальные обязательства и  сохранить меры социальной поддержки в том объеме, в котором они были до кризиса? 

Валерий Шанцев:  Мы из года в год не сокращаем, а наращиваем социальную защиту. Сегодня среди нижегородцев более 2 млн. льготников из 3,5 млн. населения. Если мы начинали с 44 льготных категорий, то сегодня у нас их за 80. Это двойное увеличение тех людей, которые имеют льготы. И в три раза мы увеличили объем финансовых ресурсов на эти цели. Когда мы принимали нынешний бюджет, мы определили затраты, и никогда ни при каких кризисных условиях статьи социальной политики и социальной защиты не подвергнутся никакому секвестру. Если будет тяжело, то, прежде всего, мы будем сокращать программу развития. Жалко, трудно, непросто это будет делать – строить меньше школ, детсадов, поликлиник. Но мы не можем оставить людей в этот трудный период без защиты, без того, чтобы они имели нормальные условия для удовлетворения своих потребностей. Здесь никакой тревоги быть не должно.

Ольга Морозова: В настоящее время государство пытается помочь банкам, отраслям, крупным предприятиям. А достаточно ли мы помогаем конкретным людям, особенно тем, кто попал под  сокращения?

Валерий Шанцев: Я уже об этом говорил – это социальная защита как первое направление. Что касается сокращений, сегодня нет катастрофической ситуации. Мы в ежедневном режиме мониторим деятельность наших предприятий. Каждый день у меня на столе лежит сводка со сведениями о том, сколько предприятий, какая численность работающих, какие предприятия заявили о своем предполагаемом высвобождении специалистов. В начале 2009 года предполагают сократить чуть больше 9 тысяч работников. По сведениям нашей службы занятости, эти и другие предприятия представили в банк данных 28 тысяч вакансий. Если это соединить, то тревоги пока нет. Мы видим, что из трех уволенных два трудоустраиваются сразу. Это статистика, которая у нас имеется. Конечно, если этот процесс буде развиваться, нам придется использовать новые рабочие места и переучивать, создавать какие-то блоки общественных работ. Это, прежде всего, работы по строительству дорог, объектов инфраструктуры, потому что для этого привлекается большое количество людей. Кроме того, надо поддерживать малый бизнес, который стимулировал бы приток кадров и вбирал в себя высвобождаемых. У нас сегодня официальный уровень безработицы составляет 0,62 % от числа людей, находящихся в трудоспособном возрасте. Это самая низкая цифра в Приволжском федеральном округе и одна из самых низких в России. Мы, конечно, понимаем, что это только вершина айсберга. Это только те люди, которые имеют официальный статус безработных.

А вот Сингапуре, где я недавно был, на мой вопрос о том, как у них с безработными, мне ответили, что они, наверное, есть, но они об этом не знают. Они сказали, что у них нет пособия по безработице, что они категорические противники этого. Они считают, что если у человека есть какое-то пособие, он не хочет работать. Вот видите, как они рассуждают. Мы по-другому рассуждаем: было принято решение об увеличении пособия по безработице, оно будет больше пенсии. Поэтому нам надо наблюдать за этим процессом. Сегодня я встречался с общественными организациями, мы рассматривали, кто такой этот безработный. Если перед нами профессиональный безработный, это одно: мы заплатили пособие и до свидания. А если он мучается от этого, страдает, считает себя неполноценным человеком, который не имеет возможности трудиться, надо ему помочь, возможно, переобучить и трудоустроить. Для этого у нас есть система труда и занятости, и все наши министерства и ведомства.

Елена Лебедева: Валерий Павлинович, в 2008 году темпы роста строительства сохранились на высоком уровне. Каким образом область по данным показателям смотрится на всероссийском уровне?

Каковы прогнозы в этом секторе на 2009 год? Не снизятся ли темпы строительства в регионе?

Валерий Шанцев: Если говорить о строительстве вообще, то наши объемы строительной продукции существенно выше, чем в целом по России, приблизительно в 2 раза.

По сдаче жилья мы достигаем в этом году 1 млн. 351 тысячи кв. м, что на 1 тысячу больше, чем наши прогнозные цифры. Рост порядка 26% к прошлому году. В среднем по России рост ожидается 4,6 %.

Кроме того, мы сейчас разрабатываем специальную программу. В первые дни после каникул будем смотреть малоэтажное строительство жилья, многоквартирное строительство жилья. Надо понять, как стимулировать спрос, потому что на объемы строительства жилья, как и на любое производство, влияет спрос. Надо посмотреть, как стимулировать ипотеку. Мои заместители Владимир Иванов и Валерий Англичанинов поедут в январе в Челябинск. Там, на мой взгляд, работает хорошая схема решения этих вопросов, там создали рабочую ипотечную группу, которая позволяет вовлекать все большее и большее количество тех людей, которые не имеют возможности без участия государства купить жилье. Надо понять, как это работает. Если мы предложим людям хорошие условия, они будут покупать, а значит, сохраним темпы строительства.

Что касается строительства инфраструктурных объектов, то сегодня за их строительство дерутся. Раньше никто не хотел строить за бюджетные деньги. Сейчас те, кто строил офисы, торговые центры, хотят строить ФОКи. Они поняли, что это стабильный доход, стабильное финансирование, а это и есть самое главное. Можно наварить один раз много, а потом-то что делать? Поэтому тоже радует, что наступило некое отрезвление. Исчезло стремление заработать как можно больше, прикладывая гораздо меньше труда, это тоже очевидные признаки положительных явлений.

 

Андрей Белянинов: Сейчас  в области открыто 6 физкультурно - оздоровительных комплексов, в следующем году строительство будет продолжено.  В свое время, когда только начинали закладывать ФОКи в областной бюджет и начинали их строить в районах области, было много споров – а  стоит ли их открывать? Каков  итог, есть ли реальный эффект от открытия физкультурно-оздоровительных комплексов?

Валерий Шанцев: Первой моей целью с начала губернаторства было выйти из того кризисного положения, в котором мы находились в 2004 году. Даже в 2005 году наш бюджет развития составлял 400 млн. рублей, и мы могли  на эти деньги построить 2-3 объекта всего во всей социальной сфере. Мы ведь сегодня не удовлетворяем заоблачные мечты Валерия Павлиновича Шанцева, мы ломаем поликлиники, которые были построены в 20-30-е годы прошлого века. Вот в 2008 году мы сломали поликлинику в Уразовке. Она была построена в 1929 году. Она была деревянная, двухэтажная. Я там побывал, и первое желание, которое меня посетило, - спуститься быстрее на первый этаж. Там не было ни воды, ни канализации, но до самого последнего дня она работала. То же самое по домам культуры: мы ломаем дома культуры, которые были построены первыми комсомольцами с их энтузиазмом. И они правильно делали, в точку били, но только их дома культуры сегодня никого не впечатляют: с удобствами на улице, без отопления.

А по спорту мы вообще ничего не имели, кроме каких-то грязных, истоптанных стадионов, на которые очень  сегодня заманить играть ребят. Поэтому, если говорить про ФОК в Сергаче, а он проработал год (остальные меньше проработали – кто четыре месяца, кто пять), то в этом ФОКе тысяча человек проходит каждый день. Около 800 ребятишек уже на постоянной основе занимаются в спортивных секциях. За год, и это сведения официальные, преступность среди несовершеннолетних уменьшилась на 40%. Сегодня все школы района завязаны на этот ФОК. Когда мы говорим, что надо строить межшкольные стадионы, о каком межшкольном стадионе может идти речь, когда там всего 4-5 школ в районном центре. Они все сегодня проводят спортивные мероприятия в ФОКе: плавают в бассейне, учатся кататься на коньках. Необязательно быть фигуристом, хоккеистом или пловцом, надо просто детей «поднимать».

 Есть, например, спортивный зал, где занимаются Елена Посевина и Дарья Шкурихина. Я пришел к ним в зал, они бросают там булаву, а там 6 метров потолок, а по международным стандартам должно быть 12 метров, и чем выше ты бросишь, тем больше возможность заработать золотую медаль. Вот им надо на соревнованиях с шести метров перейти в зал на  двенадцать метров  и еще не потерять свой ритм.

Мы предусматриваем это в ФОКах, там можно заниматься любым видом спорта. И это потянуло за собой много людей. Когда мы в Первомайске открывали ФОК, там стояла огромная очередь, люди даже по 75-80-ти лет ждали, когда их пустят. Я их спросил, зачем они пришли, они ответили, что просто посмотреть. Я уже не говорю о детях и родителях. Все говорили, что не верили, что это такой комплекс будет на их земле. В Первомайске, которому 155 лет, никогда не было бассейна. Поэтому я уверен, что там начнется другая жизнь, не будет происходить этот процесс привыкания к алкоголю, наркотикам и так далее, потому что есть другая цель жизни и другой образ жизни. Нас все время пытаются обвинить, что мы строим дорогие школы, дорогие детские сады, дорогие ФОКи. Но что значит дорогие? Мы должны строить объекты, которые обладают современными технологиями, которые могут предоставить современные услуги. Если этого мы не будем  делать, то все время будем отставать. Почему мы вышли в космос, почему мы многие преимущества имели в оборонном комплексе? Потому что мы не догоняли, а перегоняли. И сейчас нам в спортивной сфере надо делать то же самое.

Когда я готовился к выступлению на Госсовете по спорту, я изучал историю развития спорта в различных странах. Американцы в 50-е годы задумались, почему подрастающее поколение Советского Союза было на порядок здоровее, нежели подрастающее поколение Соединенных Штатов. Они создали специальную программу, много взяли у нас, утвердили ее на парламенте, вложили  колоссальные деньги и все реализовали. Там 6 тысяч искусственных катков, у нас в России 300. И посмотрите, у них здоровый образ жизни норма. Да, у них есть люди, которые употребляют наркотики и пьянствуют, но они не являются главной движущей силой в этом обществе. Развивает же общество там сильный, мощный, красивый, образованный человек. И нам придется делать то же самое, если мы хотим встать вровень, стать могущественным государством. И мы твердо настроены эти программы реализовывать. Каждая школа, будь то в Москве или Нижнем Новгороде, должна давать одинаковое образование, иначе мы будем плодить неуспешных людей. У нас должно быть хорошее здравоохранение, хорошие объекты культуры, где можно духовно себя воспитывать, у нас должны быть хорошие спортивные объекты.

Татьяна Метелкина: В  сегодняшней нестабильной ситуации в России смогут ли нижегородские товаропроизводители обеспечить продовольственную безопасность при любом сценарии 2009 года?

Валерий Шанцев: - Я могу сказать, что и погодные условия в 2008 году, и те работы, которые мы провели, обеспечили неплохой урожай. Мы впервые получили очень высокий урожай зерновых - 1 млн. 350 тысяч тонн, из них 400 тысяч тонн товарного зерна. На год же нужно порядка 350 тысяч тонн, чтобы обеспечить себя мукой. А если учесть еще привозную муку, то  в регион  по обеспеченности хлебом проблем никаких нет и не будет. Что касается мяса, мясных продуктов, молока, овощей, объемы производства возросли на перерабатывающих предприятиях примерно на 17 % по сравнению с 2007 годом. Урожай овощей тоже выше, чем в 2007 году.

Мы давно уже говорим о программе «Покупай нижегородское». Сейчас мы даже воспитываем наши торговые сети и требуем от них, чтобы на 70 % были в наших сетях отечественные продукты и львиная их доля приходилась на нижегородские. Наши продукты питания сегодня проходят добровольную сертификацию, лицензируется производство, то есть технологии. И в результате на упаковках появляется такой знак – капелька и листочек. Это значит, что продукция, произведенная на нижегородских предприятиях, не имеет искусственных добавок и генно-модифицированных организмов. Это чистая продукция, которую можно потреблять без опасений за свое здоровье. Я бы хотел, чтобы эта программа узнавалась всеми, чтобы люди искали эту капельку и листочек.

Но у нас сегодня есть другая проблема – продать. Вот, что самое главное. Торговые сети иногда в погоне за дешевизной покупают продукт неизвестно у кого. Вот мы проверяли сливочное масло в этом году. Там «сливочное масло» только на бумажке написано, а внутри -обычный жир. И все это делается так, что копируются брэнды  ведущих российских предприятий. Например, «Вологодское масло». Ну, кто его не любит, но надо посмотреть сначала, кто его изготовил и есть ли там какая-то гарантия. Наш знак качества дает 100 %-ную гарантию. Покупая отечественное, нижегородское, мы тем самым и свою экономику  будем поднимать, и сельское хозяйство, потому что мы дадим возможность увеличивать сбыт и производство и заставим сети работать на нашего производителя и покупателя.  

 Владимир Лапырин: Предприниматели малого и среднего бизнеса через свою  всероссийскую общественную организацию «Деловая Россия»  обратились к Федеральному Правительству с просьбой ввести налоговые каникулы или льготные кредиты на короткий период. Это было бы действительно реальной помощью малому бизнесу. В свою очередь  предприниматели обещают не проводить сокращения, не понижать зарплату своим работникам. Каково Ваше отношение к этой инициативе и будут подобные меры предприняты  на уровне региона?

Валерий Шанцев: Все льготы направлены на то, чтобы продукция, которая не потребляется, потреблялась. Поэтому я не являюсь сторонником того мнения, что главная проблема малых предприятий – отсутствие льгот. У них льгот достаточное количество. Многие их них вообще имеют вмененный доход, многие налоги не платят, кто хотят - имеют ставку рефинансирования от областного бюджета. У нас работает бизнес-инкубатор, где пониженные ставки за аренду помещения, где есть общее обслуживание. И там где-то 60 проектов уже реализуются.

Мы создали венчурный фонд для малого бизнеса – 200 млн. рублей наших обязательств по кредитным линиям. Можно прийти в этот венчурный фонд, вложить свои инвестиции, получить часть оттуда и организовать какое-то производство. Город пересмотрел свое решение по торговле в минимаркетах.

С самого начала было непонятно, зачем их убирать. Хорошие стоят киоски, палатки. Тем более, если там люди работают и покупатели привыкли к этому месту. Я наоборот считаю, что предпринимателям  надо быстро переоформлять земельные участки, и сейчас в форсированном режиме идет этот процесс, когда по 150-200 документов оформляется в день. Это и есть самое главное обременение для малого бизнеса – административные барьеры, коррупция среди чиновников, правоохранительных органов. Вот, что вьется вокруг малого бизнеса. И мы оказываем малому бизнесу поддержку, мы за малый бизнес. Региональное правительство  намерено создавать малому бизнесу максимально комфортные условия, а при регистрации дела будем делать так, чтобы предпринимателям не надо было бы оформлять большое количество документов и согласовывать их так, как будто они собираются завод строить.

 Кроме того, надо сделать так, чтобы не было такого безумного контроля, когда каждый день приходят по пять контролеров, выявляют что-то там и опять говорят: «Давай плати». Нам нужна полная информация (об этом мы говорили с общественными организациями) о том, кто и где мешает малому бизнесу. Самое главное – дать ему фронт работы. Я убежден, что там задействованы прогрессивно мыслящие люди, которые сами развивают свое дело. Им не надо создавать льготные условия, они должны выпускать конкурентоспособную продукцию, они ведь выпускают ее не в огромных количествах и более приспособлены к рынку.

 Например, появился какой-то спрос на рынке, они взяли и закрыли часть этого спроса. У нас 29 тысяч малых предприятий, это на порядок выше, чем крупных. И если каждый из них закрывает какую-то часть рынка, то они закрывают весь сектор, потому что они быстрее могут это сделать. Им не нужно больших денег, чтобы эту порцию продукции выпустить, но она должна быть хорошего качества. Тогда только они будут по-настоящему делать дело. Я проходил всю эту ситуацию со льготами, все льготы в конечном счете приводят к воровству.  

Юрий Ищенко: В числе антикризисных мер российский премьер назвал  программу полного обновления муниципального транспорта: «Мы решаем транспортную проблему и помогаем отечественному  автопрому».   В последние годы региональное правительство активно проводило транспортную реформу, в том числе, закупая новый подвижно состав. Насколько обновлен автопарк Нижегородской области в 2008 году и сколько планируется приобрести автобусов в 2009 году?

Валерий Шанцев: Мы два года занимались обновлением парка городского пассажирского транспорта в Нижнем Новгороде. Когда я пришел работать губернатором, увидел, что ездят автобусы, на бортах которых написано –«Нижегородцам от губернатора». Когда я зашел в один из автобусов, первое, что я сказал, cтереть эту надпись. Эти автобусы были все ржавые, с порезанными сидениями, и такое впечатление создавалось, что они уже никуда не поедут. Такой подарок как-то не в моих правилах. Поэтому мы приобрели 850 новых автобусов. Сегодня в Нижнем Новгороде столько автобусов, сколько не было и в самый лучший из советских периодов.

Сейчас мы приступили к замене общественного транспорта  в Нижегородской области. Механизм отработан. Вот, 29 декабря на площади Минина - вручение первых 100 автобусов муниципальным предприятиям области. Уже 12 районов получат новый транспорт. Всего надо заменить 800 автобусов. И я уже поставил задачу правительству, чтобы это так же, как и в Нижнем Новгороде, было сделано за 2 года.

Параллельно с этим еще есть программа строительства сельских дорог. У нас 1496 поселков не имеют дорог с твердым покрытием. И автобус уже поэтому туда не поедет. Мы сейчас развиваем новые технологии, уже в этом году, пока пробно, но 28 км дорог мы сделали. В 2009 году начнется более масштабная работа. Будут уже и федеральные финансовые средства на строительство сельских дорог.

 Занимаемся также и системой маршрутного такси, разрабатывается программа легкового такси. Мы намерены частникам и тем, кто занимается частным извозом на своих добитых «Жигулях» и так далее, предложить комфортные условия для покупки «Волги Сайбер» с участием областного бюджета. И думаю, если порядка 2 тысяч автомобилей в следующем году мы приобретем, то такси станет хорошим и удобным транспортом. Думаю, и «Максус» войдет в строй как хорошая база для маршрутных такси, и «Савеко», которые начнет выпускать «Ивеко», это будут наши модели, которые будут выпускаться у нас. Это будут комфортные автомобили нашего производства. И таким образом, мы пройдем этот путь, на который нам понадобится максимум 3- 4 года. За это время мы поменяем общественный транспорт  и частный побудим менять на новые модели, конечно, экономическими методами.

Алла Забегалова:  Валерий Павлинович, а Вы лично загадываете желания под Новый год? Сбываются ли они? Если не секрет, в этом году у Вас есть какое-то особое желание, о котором Вы можете нам рассказать?

Валерий Шанцев: Мое самое главное желание, чтобы каждая нижегородская семья была благополучной, чтобы у каждой семьи появлялись бы возможности ежедневно давать своим детям все то, что им необходимо для нормального развития, чтобы у них были хорошие игрушки, чтобы у них были хорошие книжки, возможности для получения хорошего образования.

Если говорить о своей семье, я хочу самого лучшего для своих внуков. Хочу, чтобы моя внучка Маша выиграла какое-нибудь соревнование по фигурному катанию. Чтобы мой внук Саша, удивительно добрый и умный парень, получил все то, что он хочет. Он очень серьезно занимается экономикой. Я чувствую, что в них заложен наш потенциал. Я хотел бы, чтоб все у них  получилось. Мой внук Ваня начинает разговаривать, учиться выговаривать правильно слова, и я хотел бы, чтобы он быстрее впитывал все то, что может ему дать наша страна, наша жизнь.

Если говорить обо мне, то, конечно, есть и свои личные мечты. Хочу наконец-то на рыбалке в Нижегородской области поймать такое количество рыбы, которое бы меня устроило. А то все время приезжаешь, говорят, что клевало вчера,  будет клевать завтра и на том берегу. Хотя в этом году мечта осуществилась – я поймал щуку в 6 кг в Васильсурске. Поэтому есть свои желания.

Если говорить о жизни в области в целом, то я хочу, чтобы у нижегородцев в  2009 году не было серьезных трудностей. Мы будем все для этого делать. Хочу, чтобы мы сумели справиться со всеми последствиями, которые сейчас есть: чтобы было как можно меньше сокращений всего того, на что мы нацелились; чтобы мы строили в полном объеме детские сады, поликлиники, ФОКи, чтобы запустили транспорт по метромосту. И я убежден, что вместе мы этого достигнем.

Дата создания страницы: 29.12.2008
Дата модификации страницы: 29.12.2008
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet