Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

03.04.2015 14:30"Нет проблем, есть задачи"

В условиях ограниченных возможностей бюджета ряд региональных проектов и программ откладывается или уходит на второй план. Но расходы на образование в Нижегородской области в 2015 году даже вырастут по сравнению с уровнем прошлого года. О том, на что пойдут эти средства и как регион готовит рабочие кадры для новых предприятий, рассказывает министр образования Нижегородской области Сергей Наумов.

— Сколько средств предусмотрено в областном бюджете на сферу образования в 2015 году? На что они будут направлены?

— У области бюджет социальной направленности, поэтому на 2015 год на образование запланировано чуть больше 32 млрд руб. Это примерно на 1,5 млрд руб. больше, чем в прошлом году. Основные траты — это заработная плата педагогических работников, она стабильно растет. Средняя зар­плата учителя в 2014 году составила 27,52 тыс. руб., это на 2,5 тыс. руб. больше, чем в прошлом году. У работников дошкольного образования зарплата составляет около 25 тыс. руб., что почти вдвое больше по сравнению с прошлым годом. Еще одна основная статья расходов — строительство детских садов. До конца 2015 года мы должны полностью ликвидировать очереди в дет­ские сады для детей от трех до семи лет, и мы это сделаем. В финансировании этого направления участвуют бюджеты всех уровней, основные средства были выделены в прошлом и позапрошлом годах. В частности, в прошлом году регион получил 1,3 ­млрд руб. только из федерального бюджета и примерно столько же направили муниципальные и областной бюджеты. В этом году мы заканчиваем программу, и объем федерального софинансирования, по нашим оценкам, составит около 500 млн руб.

— Планируется ли в 2015 году индексировать зарплату работникам сферы образования?

— Я не стал бы называть это индексацией. Средняя зарплата учителя ориентирована сегодня на среднюю зар­плату по экономике региона в целом — это сделано по указу президента. Последние три года она растет, и, если средняя зарплата по экономике будет продолжать расти, вырастет и зар­плата учителей.

— Изменились ли объемы и параметры федерального софинансирования сферы образования?

— В целом федеральная бюджетная политика не поменялась. Основной объем федеральных средств поступает на строительство детских садов. Всего в 2015 году, по нашим оценкам, мы получим из федерального бюджета около 1 млрд руб. Это меньше, чем в прошлом году, но это связано с тем, что мы заканчиваем программу строительства детских садов, а основные средства в 2013 и 2014 годах выделялись именно на эти цели.

Кроме того, два года назад мы выиграли федеральный конкурс на создание ресурсных центров для обеспечения кадрами наших предприятий, в основном военно-промышленного комплекса. В прошлом году на эти цели было выделено порядка 30 млн руб., и в этом году будет выделено столько же.

— Кстати, о кадрах: промышленные предприятия Нижегородской области нередко заявляют о нехватке квалифицированных рабочих. Как функционируют на данный момент учреждения среднего специального образования в регионе?

— У нас сейчас нет информации о том, что кому-то остро не хватает кадров. Мы тесно работаем с Нижегородской ассоциацией промышленников и предпринимателей и с конкретными работодателями и знаем об их кадровых нуждах. Именно поэтому в течение пяти последних лет мы создаем ресурсные центры под запросы конкретных предприятий, которым нужны рабочие руки. Эти центры открываются следующим образом: областной бюджет каждый год выделяет средства и объявляет конкурс на создание ресурсного центра. Работодатели, заинтересованные в получении квалифицированных кадров, участвуют в этом конкурсе, и какое предприятие больше выделит, такой ресурсный центр и будет создан. Последний центр мы открыли в Павлово совсем недавно, там работодателями было выделено порядка 12 млн руб. Следующий центр будет на Бору, на него работодатели направили более 10 млн руб. Есть и очень крупные ресурсные центры по технологии «умный дом» — ­например, центр на базе техникума для НИТЕЛа. На него было направлено более 20 млн руб. со стороны работодателей и столько же из бюджета. Кроме того, сейчас два ресурсных центра создаются для Нижегородского машиностроительного завода: один за счет собственных средств концерна «Алмаз-Антей» будет сформирован на базе самого предприятия, а второй мы откроем на базе Сормовского механического техникума. Совместная работа позволит нам полностью закрыть потребность в кадрах вновь создаваемого предприятия.

Всего на данный момент в регионе создано 18 ресурсных центров, а до конца года их будет больше 20. Кроме того, сегодня в регионе работает 59 техникумов. То есть вопросов с кадровым потенциалом не возникает: мы нашли интересный путь, который позволяет нам обеспечить кадрами нашу промышленность.

— Какие-то проблемы существуют в регионе в сфере профессионального образования?

— Во-первых, возникают вопросы по переподготовке существующих кадров. У нас создано восемь специальных центров по переподготовке работников, где мы ведем работу вместе с промпредприятиями-работодателями. Кроме того, нам хотелось бы решить вопрос по обеспечению кадрами малых предприятий. Здесь тоже есть потребность в кадрах, но нет заранее известных цифр, сколько работников нужно и когда. То есть, если нам известно за два года о потребности в квалифицированных специалистах, мы сможем обеспечить предприятие кадрами, а срочно и из ниоткуда кадры мы взять не сможем. Поэтому мы сейчас выстраиваем работу с малым бизнесом.

— Какие инновационные образовательные программы реализуются в области в настоящее время?

— Прежде всего хотелось бы напомнить, что мы в этом году ЕГЭ по всем 13 предметам написали лучше, чем в среднем по России. Это говорит о том, что у нас внедрена очень хорошая образовательная система. В детских садах у нас тоже сегодня действуют различные инновационные программы — к примеру, в последнем запущенном детсаду в Дезржинске есть компьютерный класс для обучения детей и развития в этом направлении. ­Конечно, есть и те, кто считает, что так рано обучать детей компьютерной грамотности неправильно. Но мне кажется, если эту работу выстроить верно, то она будет приносить пользу.

Также мы выпускаем инновационное оборудование для школ и создаем так называемые «образовательные телеги». Есть учительская «телега», которая позволяет на уроках проводить опыты по физике, химии, биологии, и детские «телеги» для опытов. Мы эту систему апробировали, и она получила очень хорошее распространение, даже в Крым поставлена.

Главное — инновационная система не замораживается, а развивается дальше. Мы сейчас разрабатываем несколько новых технологий, которые будут апробированы в следующем году. Например, мы намерены разработать базовые средства по работе с детьми-инвалидами. Речь идет о таких же образовательных «телегах», и мы сегодня привлекли специалистов из нашего центра дистанционного обучения, чтобы эту систему доработать и запустить в массы.

— Каков уровень внедрения в образовательных учреждениях Нижегородской области электронных носителей информации?

— В школах региона все это существует уже давно, иначе бы они не прошли аккредитацию. Электронными дневниками у нас обеспечены 100% школ. Однако мы их используем только там, где это одобрено родительским собранием. Это правильно, потому что здесь затрагивается частная жизнь человека. Что касается электронных учебников, то их использование зависит прежде всего от учителя. Некоторые учителя не без основания полагают, что читать бумажную книгу лучше, чем читать через компьютер. И я бы не отнимал у учителей право решать, как правильно учить детей.

— Давно ведутся разговоры об организации в Нижегородской области семейных детских садов. Созданы ли в регионе такие детсады?

— Такие детсады уже созданы в 36 районах области, их в регионе более 100. Семейный детский сад создается следующим образом: в населенном пункте строится двухэтажный дом, на втором этаже квартирует воспитатель, а на первом расположены помещения для детской группы. К этому дому прилегает участок с беседкой для прогулок, спортивными сооружениями и так далее. В основном семейные детские сады используются для коррекционных групп, потому что наполняемость такого детского сада в среднем составляет 15 человек.

По такому же принципу у нас реализуется еще один интересный проект — учительский дом. Мы закрываем малокомплектные начальные школы в районах и организуем начальное образование на местах. Схема такая же: строится дом, на первом этаже классная комната, где учитель проводит уроки — он же там и директор, и дворник, и сторож. Если учитель проработает так 10 лет, дом переходит в его собственность. Количество детей в классе не превышает 8–10, максимум 15 человек. Но это дает возможность приблизить образовательную составляющую к конкретной деревне или поселку, что позволяет сохранить этот населенный пункт. Но, разумеется, это можно организовать только для начальной школы, так как здесь требуется всего один учитель — для средних и старших классов нужны учителя по специальным предметам и совершенно другие ресурсы. И дело тут даже не в деньгах, а в качестве образования: только начальная школа в таком формате позволяет добиваться высокого качества.

— Оказывается ли господдержка частным образовательным учреждениям?

— У нас в регионе порядка 20 частных школ и около 80 детских садов. Все негосударственные образовательные учреждения, включая детсады и школы, а также религиозные образовательные учреждения, если они прошли аттестацию и получили лицензию, получают субвенции на образовательную деятельность. В нее входит заработная плата и обеспечение школы всем необходимым, включая приобретение компьютерных технологий и учебников. На это выделяется столько бюджетных средств, сколько этой школе нужно исходя из количества учащихся наравне с любым государственным образовательным учреждением. Единственное, за что такая школа платит сама, — коммунальные услуги.

— Какова позиция минобразования Нижегородской области относительно малокомплект­ных школ? Как изменилось количество школ в регионе за последние пять лет?

— Малокомплектная школа — это когда количество учащихся в классе не соответствует федеральному нормативу, то есть меньше 25 человек. С 2009 года российские школы перешли на нормативно-подушевое финансирование, когда зарплата учителя зависит от количества детей в классе. Но для нас главный вопрос — не вопрос денег, а вопрос качества. Школу, которая находится в отдалении от центра и где учащихся меньше нормы, мы выводим за норматив, если там дается качественное образование. То есть даже если в классе три ученика, но уровень качества образования выше, чем в среднем по району, мы дадим этим детям доучиться и найдем деньги. А вот если качества нет, то мы реструктурируем эту школу и создаем в районе базовую школу, чтобы дать детям качественное образование. Этот подход и дал нам возможность написать ЕГЭ в этом году лучше, чем остальные регионы. Сейчас из системы нормативно-подушевого финансирования выведены 220 школ.

Всего в Нижегородской области сейчас работает 963 школы. В 2010 году было примерно 1096 школ, а когда я начал работать министром — это было в 1993 году — 1501 школа. Но и количество учащихся с тех пор сократилось почти в два раза. Сегодня, однако, мы начинаем постепенно расти, поэтому количество школ тоже будет увеличиваться. Кроме того, переход на односменное обучение — по указу президента — приведет к тому, что в области нужно будет построить еще около 25 школ. Мы уже представили на уровень правительства РФ предложения для перехода на односменное обучение и оценку того, сколько денег на это потребуется. Но, думаю, такая программа появится не раньше 2016 года, так как до конца 2015 года мы должны закончить программу по строительст­ву детских садов.

— Как в регионе решается вопрос образования вынужденных переселенцев с юго-востока Украины?

— Проблем с этим нет. В регионе зарегистрировано 1119 школьников-переселенцев, и все они уже учатся. Поначалу, конечно, возникали сложности, например, когда дети приезжали без аттестатов и без документов. Но мы приняли такое решение: в школе создается комиссия, определяется уровень знаний конкретного ребенка, и он отправляется в тот или иной класс по уровню своей подготовки. Кроме того, специально для детей-переселенцев, кому это необходимо, проводится дополнительное обучение по русскому языку. Но в целом нет никаких проблем, ребята хорошо учатся.

Также в регионе сейчас зарегистрировано 988 дошкольников. Из них 488 уже ходят в детские сады, остальные или еще не подходят по возрасту, или стоят в очередности вместе с нижегородскими детьми.

Что касается студентов, то в вузах специально была выделена квота на обучение украинцев. Сегодня в вузах Нижегородской области учатся 43 переселенца, еще 30 человек посещают среднеспециальные образовательные учреждения.

— Каковы основные проблемы образовательной системы Нижегородской области на данный момент?

— Проблемы есть всегда. Но я бы назвал это не проблемами, а задачами. И основная из них — это повышение качества и доступности образования на всех этапах, от детского сада до вуза. Если же говорить о более конкретных задачах текущего года, то некоторые образовательные учреждения требуют ремонта. Например, мы сейчас ремонтируем одну из школ Шахунского района — там были микротрещины по фундаменту, которые полностью исправлены, и эта школа будет реставрирована. Кроме того, нам необходимо построить новую школу или пристрой в Балахнинском районе, там тоже есть сложности.

С кадрами проблем нет. Это результат реализации региональной программы, которая действует в области с 2005 года. По ней педагогу или воспитателю выделяются дом и машина, которые человек получает в собственность после 10 лет работы в школе или садике. Поэтому у нас сейчас очередь из желающих работать в образовательных учреждениях на селе.

Беседовала Анна Павлова

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2699758

Дата создания страницы: 03.04.2015
Дата модификации страницы: 03.04.2015
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet