Правительство нижегородской области
Официальный сайт
Календарь событий
Вход для пользователей
Выступления и интервью

14.11.2005 09:22"Сто есть. Что будет?"

По иронии судьбы первое интервью у Шанцева лет семь назад мне пришлось брать в поезде Москва — Нижний Новгород. Вице-мэр ехал одним днем туда-обратно в командировку, а другого времени не было. Мы начали говорить уже не помню о чем, а закончили о хоккее. Точнее, о московском “Динамо”, за которое Валерий Павлинович болеет всю жизнь.

...Августовская поездка в Нижний у Шанцева получилась в один конец: завтра, 15 ноября, — ровно 100 дней, как он переквалифицировался в местного губернатора. Теперь у него другая должность — первого лица одного из крупнейших регионов России. Другой кабинет — в Нижегородском кремле. Но сам-то он тот же. И я подумал: почему бы, раз уж все так совпало, не начать разговор с того, чем закончилось интервью семилетней давности?

— Валерий Павлинович, по большому хоккею, по “Динамо” здесь не скучаете?

— Скучать особенно некогда. Да и спортивная жизнь в Нижнем тоже насыщенная. Даже в тот день, когда стал губернатором, сходил на местный футбол. И “Локомотив” выиграл 7:0. Потом болельщики меня обступили и говорят: “Ходите на каждую встречу!”. Был и на хоккейном матче “Торпедо”, на турнире по спортивным танцам. Поздравлял команду наших городошников, которые стали чемпионами России. Кстати, удивительный коллектив. Они продемонстрировали несколько уникальных шоу-ударов и меня привлекли.

— В каком, извините, качестве? Там же только фигуры да биты.

— Они поставили на шесть городков деревянную платформу, попросили на нее встать, и один с дальней линии, битой, которая, как граната, выбил разом все шесть городков!

— А как же вы?

— А я на платформе плавно приземлился на асфальт...

— Извините, но все равно не поверю, что не скучаете по “Динамо”. На каждый же матч раньше ходили.

— Я и сейчас, если бываю в Москве, и вдруг в этот вечер играет “Динамо”, то обязательно хожу. Был уже три раза.

Шанцев хочет в Париж

— Вспомните первые ощущения по приезде — как вас встретили: настороженно, восторженно?

— Смотря кто. Конечно, сотрудники прежней администрации смотрели настороженно. А вообще люди меня просто очаровали. Я пошел гулять по городу, заходил в магазины, в парикмахерские, в ремонт обуви — и все мне говорили: хорошо, что вы к нам приехали. Видимо, нижегородцы очень устали от борьбы, от политических склок.

— Кстати о склоках, которыми всегда “славился” Нижний... Как у вас сложились отношения с местной политэлитой? С тем же мэром, например?

     — Выборы мэра у нас прошли совсем недавно. Но, когда я только приехал в Нижний, он меня прямо спросил: вы меня поддержите на выборах? Я пообещал, что поддержу, и не за красивые глаза, а потому, что основные направления выбраны правильно. Но я попросил, чтобы не было шумной кампании. Я был уверен, что мэр должен честно сказать горожанам, что он сделал, что — пока нет и что намерен делать в дальнейшем. А я пообещал, что весь ресурс областной власти направлю на то, чтобы столичный город действительно стал столичным. На том договорились и не ошиблись: явка на выборах была на 10% выше, чем в прошлый раз, а мэр получил 77%.

— Вы считаете Нижний столицей?

— Столица Приволжского округа — это факт. И люди хотят, чтобы их город был не хуже, чем... Знаете, был тут такой случай. Во время празднования Дня города одна милая девушка попросила меня сделать из Нижнего “маленькую Москву”. Я отшутился, говорю: “А чего такая слабая задача? Будем делать большой Париж...”

Но на самом деле такие ожидания есть. Они и приятные, и в то же время опасные. Некоторые думают: пришел человек из Москвы — жди чудес. Чудес не бывает, к сожалению. Нам предстоит трудная дорога, потому что область в критическом состоянии.

Вот чем, по-вашему, прежде всего характеризуется уровень развития региона?

— Не знаю. Чем же?

— Уровнем бюджетной обеспеченности. Это сумма доходов, разделенная на количество жителей области. Доходов у нас на одного жителя — 9,9 тыс. рублей в год. Для сравнения: в Москве — 50 тысяч. Уровень бюджетной обеспеченности в области даже ниже среднего по Приволжскому округу. А средний по Приволжскому ниже среднего по России. Чтобы достигнуть уровня округа, нам нужно к 35 миллиардам каждый год прибавлять 10 млрд. Но округ стоять на месте не будет. Значит, надо обеспечить такой же темп роста плюс добавить еще 10 млрд. Если идти на средний уровень по России, то нужно прибавлять каждый год 24 млрд. А чтобы сделать “маленькую Москву”, нужно к 35 прибавить 135 миллиардов...

15 лет тому вперед

— Как собираетесь решать такие задачки?

— Для начала нужно детально изучить ситуацию. Сейчас у нас работает лучшая консалтинговая компания в России, занимающаяся стратегическим планированием. Заключили с ней договор, по которому они до середины марта следующего года разработают стратегию развития области до 2020 года с разбивкой по пятилетиям. И представят свои предложения на наше рассмотрение. Я планирую встречаться с ними каждую неделю.

За два губернаторских срока можно сделать определенный шаг вперед. Но планировать надо на три срока. Чтобы у губернатора, который придет после меня, хотя бы на первые пять лет была ясная перспектива. К сожалению, мне такого задела здесь не досталось.

— Просчитать все до 2020 года — это, конечно, хорошо. А что в ближайших планах?

— По большому счету основных направлений два. Первое — повышение эффективности того потенциала, который уже имеется, расширение налоговой базы. Второе — размещение новых производительных сил для создания новой налоговой базы. В обоих случаях я хорошо понимаю, что делать.

Уже создано министерство, которое будет заниматься первым вопросом. Одна из главных проблем — острая нехватка хороших менеджеров на местах. Поэтому мы создаем сейчас из молодых ребят специальный центр, который будет разрабатывать бизнес-планы для действующих предприятий. Это обязательно нужно делать! Я встречался с банкирами. Они готовы инвестировать реальную экономику, но им нужны реальные планы, чтобы они четко понимали, во что вкладывают деньги.

А условия для размещения производительных сил у нас прекрасные: плотность автодорог в 3,7 раза выше, чем в среднем по России; плотность железных дорог — в 3,2 раза выше; тысячи километров водных магистралей. Но это пока невостребованный потенциал. Для любого бизнеса важна логистика. То, как быстро он может привезти комплектующие и сырье; как быстро и дешево увезти готовую продукцию. Но в области нет ни одного современного терминала! А ведь за этим будущее.

В Москве таких просторов уже не сыскать. А тут созданы все условия. Например, международный аэропорт на 95% принадлежит правительству области. Помните, правительство Москвы 10 лет добивалось, чтобы ему дали 38% акций “Внуково”, чтобы можно было им заниматься? Здесь же 95% уже “в кармане”, а стоит три паршивых самолета. За эти месяцы хоть полосу отремонтировали, купили две снегоуборочные машины...

— Кстати, вы сами в Москву летаете или ездите?

— Бывает, что и летаю, но в основном поездом. Машиной тяжеловато. Долго очень — 3,5 часа на хорошей скорости.

— Сколько времени проводите в приволжской столице, а сколько в российской?

— Основное время здесь провожу. Хотя сейчас, когда верстается бюджет-2006, много вопросов приходится решать в Москве. Новый бюджет сделали бездефицитным, помог московский опыт. Сейчас думаю над инвестиционной программой.

Если водка работе мешает...

— Губернатор отвечает не только за городские дела, но и за село. Не сложно было горожанину вникать в тонкости сельского хозяйства?

— Конечно, сложно! Поэтому первые поездки совершил именно на село. И несбалансированность экономики здесь увидел сразу. В этом году в Нижегородской области намолотили более миллиона тонн зерна. Из них 250 тысяч — товарного, на муку, а остальное — кормовое и на переработку. Нашей области нужно всего 300 тысяч тонн. Но мы и это зерно увозим в другие области, а из Челябинска, Курска везем муку на уровне более 50% нашей потребности. Притом что у нас отличный мукомольный комбинат, который загружен на 20% и поэтому находится в стадии банкротства. Ему просто нечего делать!.. Я себе поставил задачу все это связать на взаимовыгодных условиях. К сожалению, подобная ситуация почти во всех отраслях.

— В каких, например?

— Да в той же ликеро-водочной!

— Вас это разве волнует? Вы же водку не пьете.

— Я не пью, но тут как раз и нужно разбираться на трезвую голову. Зерно для спиртзавода мы покупаем почему-то в Саратове. Зато самогон, спиртсодержащие смеси — в широком ассортименте. Тысяча человек умерли от отравления алкоголем только в прошлом году!

Я попросил организовать выставку водки, хотел посмотреть, что пьет народ. Нормальная водка. Здесь, на нашем производстве, путем сертификации, лицензирования, контроля руководство области может на заказчика влиять. А качество привезенной контролировать проблематично. Специально зашел в местный универсам — там какой только водки нет! А нижегородская где-то в углу, ее с третьего раза только нашли.

В общем, мы теряем практически во всем. И все это — неиспользованная налоговая база.

— Если я правильно понял, то ваша первая задача — выстроить производственные цепочки, так?

— Да, чтобы производство работало, чтобы люди имели место работы с нормальной зарплатой. Зарплата у нас ведь тоже ниже средней по России.

— А как вы заставите капиталистов поднять зарплату рабочим?

— Создана комиссия, которая рассматривает деятельность предприятий. К директорам тех предприятий, где зарплата работников полторы тысячи, у нас будут вопросы. Вопросы простые и совершенно законные: почему такая низкая зарплата, из чего она складывается? Цена товара известна, выручка и себестоимость тоже. Какова доля зарплаты в себестоимости продукции? А если предприятие работает на сверхприбыль, тогда пусть покажет эту прибыль...

Нужно видеть, понимать перспективу развития каждого завода. А дальше надо заниматься размещением новых производительных сил.

— С чего здесь начнете, тоже уже прикинули?

— Во-первых, о чем уже говорил, с создания мощных транспортных терминалов. Кстати, они есть в программе развития транспортной оси Европа—Азия: авиационные, железнодорожные, водные и автомобильные. Второе. 53% области покрыто лесами. Расчетная лесосека — 4 миллиона кубов, а рубим пока только миллион. Да и то больше воруют, увозят кругляком неизвестно куда. Никакой серьезной переработки нет, кроме мелких лесопилок, которые делают обычную необрезную доску. А наша древесина — сосна, осина, береза — востребована во всем мире. У нас есть все возможности, в том числе энергетика. Договорился с федеральным агентством по лесам: в следующем году нам дадут больше денег на дороги для вывоза леса, и мы их сделаем, начнем приглашать инвесторов. Глубокая переработка должна быть — полный производственный цикл.

Все должно идти в дело, вплоть до опилок. Мы уже несколько рейдов сделали по лесам и, честно скажу, ужаснулись объемам воровства.

     — Вы что, и по лесам ходили?

— Ходил. И не один. Сейчас наши правоохранительные органы проверяют, что там и как, смотрят, что за лесопилки, откуда появились.

Врагам не сдается наш гордый земляк

— При таких делах вы, наверное, успели много врагов нажить.

— Возможно. Но единственный способ не заводить врагов — ничего не делать. Тогда врагов не будет, зато коррупционеров разведется — тьма.

— А вы намерены победить коррупцию?

— Я намерен с нею бороться. Причем системно. Нужно отладить такую систему, в которой возможности чиновничьего произвола сведены к минимуму. Законодательное собрание области поддержало нашу инициативу и единогласно приняло в первом чтении закон, согласно которому земельные участки под крупные инвестиционные проекты выделяются решением правительства области и губернатора. Чтобы эта система заработала, создано два министерства — инвестиционной политики и топливно-энергетического комплекса. Важно не затягивать процедуру отвода земли инвестору и процедуру согласования технических условий по инженерии. Если профильные министерства есть и у них есть четкие планы, им вряд ли лапшу на уши навешаешь.

Это первое. А второе — надо сократить сроки выпуска правоустанавливающих документов. Мой негативный московский опыт заключается только в том, что каждый документ мог повторно согласовываться абсолютно всеми согласующими органами, а иногда и по нескольку раз. Это неэффективно. Должен согласовываться один документ — акт выбора земельного участка, один раз. Дальше все документы должны выходить автоматом и в определенные сроки, максимум в течение недели.

— Какие-то конкретные проекты уже держите в голове?

— Да массу примеров привести можно. Здесь очень мощное титаново-циркониевое месторождение. Большое месторождение высококонцентрированных кварцевых песков, можно делать миллиард бутылок в год. А это сейчас чрезвычайно востребованная продукция, почти дефицит.

     А рабочие руки? Это ведь тоже ресурс, и еще какой! А что происходит? ГАЗ каждый год увольняет людей, в прошлом году уволено 8 тысяч человек. Но ведь это не выход, не решение проблем. Необходимо привлекать стратегических партнеров. Уже ведем переговоры с японцами. Мы готовы обеспечивать их выгодными условиями по стоимости земли, зарплате, той же логистике. После таких предложений даже такие автогиганты, как “Тойота” или “Хонда”, которые рвутся в Петербург, в Москву, лишний раз задумаются.

— Вы уже рассуждаете как нижегородский патриот.

— Как любой экономист. Вот собираюсь встретиться с представителями группы “Рено-Ниссан”. С ними мы в Москве создали производство, они видели, как мы работали, они нам доверяют. Что мешает то же самое, но более быстро сделать в Нижегородской области? Можно на пустой площадке, а можно и на предприятиях ГАЗа.

— Для реализации многого из того, о чем вы сказали, требуется поддержка и на областном, и на федеральном уровне. Вы ее чувствуете?

— Да, чувствую и очень благодарен за поддержку и полномочному представителю президента Сергею Кириенко, и заксобранию области. Кроме того, мы подписали соглашение персонально с каждым главой местного самоуправления.

“Закрываю глаза и вижу Москву”

— За три с лишним месяца успели почувствовать себя нижегородцем? Город уже хорошо знаете?

— Город — относительно. А область еще слабо знаю. Надо хотя бы по разу в каждом районе побывать, а их — 53.

— Как, если не секрет, устроились в бытовом плане?

— Сейчас заканчивается ремонт на загородной госдаче, а пока управление делами временно выделило мне ведомственную дачу.

— Можете выделить главное, что уже удалось сделать в Нижнем?

— Сформировать хорошую команду.

— В ней много москвичей?

— Москвичей совсем немного, в основном это работники из моего аппарата. Все остальные — люди местные, причем очень высокой квалификации. Это не моя оценка: вся нижегородская пресса называет новый состав областного правительства блестящим.

— Может, как раз потому, что думали, вы толпу “варягов” привезете с собой, а вышло наоборот?

— Я, даже если бы захотел, не смог бы взять из Москвы людей самой высокой квалификации — все они и там отлично устроены. А брать плохенького, но своего — это значит самого себя загубить.

— Вам звонят из Москвы бывшие коллеги?

— Звонят. Юрий Михайлович звонил. Некоторые министры городского правительства. Люди, которые соприкасаются с региональной политикой. Многие звонят.

— Слова поддержки какие-то говорят?

— Как и Юрий Михайлович, говорят: будем помогать.

— Помощь уже есть?

— Да. Москва — это богатейший рынок. Только продовольствия она ест 21 тысячу тонн в день. И нам надо активно идти на такой квалифицированный рынок, где есть живые деньги.

— Чем будете кормить москвичей?

— Всем. Здесь и молоко, и мясо, и птица, и зерно, овощи, сахарная свекла — все есть.

— Валерий Павлинович, можете, пользуясь случаем, через “МК” передать привет москвичам.

— Передаю привет! И хочу сказать, что мы здесь все живы, здоровы, работаем в полную силу и стараемся москвичей не опозорить. Я люблю Москву, всю жизнь связал с Москвой. Глаза закрываю — и ее вижу...

Но работа здесь очень интересная. По утрам я иду на работу с большим желанием. Внутри все поет. Приятно делать то, что до тебя никто не делал

Айдер МУЖДАБАЕВ

 Московский комсомолец от 14.11.2005

 

Дата создания страницы: 14.11.2005
Дата модификации страницы: 16.11.2007
Добавить в закладки
MemoriGoogle закладкиYandex закладкиFacebookTwitterВконтактеМой МирЯ-руLjLiveinternet